Джек и Джеки. Часть 1: Побег

  1. Джек и Джеки. Часть 1: Побег
  2. Джек и Джеки. Часть 2: Акаши
  3. Джек и Джеки. Часть 3: Дом

Страница: 1 из 6

По мотивам одной старой сказки...

***

Итак, решено: бежим. Я и мистер Дженкинс. Он парень что надо, и я доверяю ему, как родному. Мне кажется, что я знаю его целую вечность. Мы с ним уже придумали, как околпачить моего папашу. Он головастый — мистер Дженкинс, то есть. Недаром он работает в этой их правозащитной организации, или как ее. Там дураков не держат. Бороться за справедливость — это вам не машины мыть.

Дьявол! Я говорю, как папаша.

Я даже похож него. У меня его нос, его глаза. Это нормально, но это неправильно. Я не должен быть похож на него. Я ненавижу себя за это. Скорей бы мы с мистером Дженкинсом драпанули отсюда, пока я совсем не взбесился в этой тюряге. На дворе 1982-й год, а я живу, как пещерный тролль какой-то.

Папаша идет. Прячу дневник.

***

Надо собраться с духом и не натворить глупостей. А то я уже посматриваю на каминную кочергу, когда папаша читает мне тут свою мораль. Хотя у меня не хватит сил. Я же хлюпик, не то что мистер Дженкинс. Конечно — никакого спорта, никакого физического развития. Я как девчонка.

Хотя я и девчонок-то и не видел, если по совести. По телеку только. Старый козел держит меня взаперти, потому что я, понимаете ли, моментально сдохну без этого своего лекарства. Ну допустим, хоть я в это не верю. Но почему меня надо держать, как диванную собачонку, не выпускать на улицу, запретить общаться с людьми? Почему мне надо запрещать читать то, что я захочу, и выдавать мне книги поштучно после препирательств? И телек я смотрю только, когда у отца хорошее настроение. И еще тайком. Я там такое видел...

Сегодня мне опять снилось ЭТО. Дьявол, неужели я голубой?..

***

Мой отец — непризнанный гений. Живет в своей конуре, которую гордо именует замком Османов, отгородился от мира и держит меня взаперти. Вечно киснет в этих своих опытах — у него тут лаборатория, битком набитая всяким несчастным зверьем, вроде кроликов или белок. Он то ли режет их, то ли превращает в монстров — хрен знает, мне туда ходу нет. Там тройная сигнализация, как в банке. И я у него как ручная белка.

Но все-таки в мире есть справедливость, потому что в один прекрасный день к нам пришел мистер Дженкинс. К нам многие ходят, и папаша всех выпроваживает, но никто еще не обращал внимания на меня, если я вдруг попадусь под ноги. Старый пердун запрещает мне выходить к гостям, но если они нагрянут внезапно, и он забудет запереть меня — я обязательно выгляну, хоть он и орет на меня потом. Хоть поглядеть, какие они бывают, живые люди-то.

Но они всегда заняты папашей и его тайнами. Фигня все это, нет у него никаких тайн, одна показуха. Я уверен в этом. Просто он ничего не смог в жизни и выпендривается теперь, чтобы на него обращали внимание. И добился же, гад. Каждую неделю репортеры лезут. Но из всех из них только мистер Дженкинс заговорил со мной.

А потом он пришел снова, и мы даже немного поговорили, пока папаша отгонял кого-то от лаборатории. Мистер Дженкинс сказал мне: сразу видно, что единственный адекватный человек здесь — это ты. Ну, то есть я. И, уходя, оставил мне записку.

Оказывается, он из правозащитной организации, которая борется за справедливость. До него дошли слухи, как тут надо мной измываются, и он просил меня рассказать о моей жизни. Ну, я ему, конечно, расписал все в красках. Пусть он это опубликует в какой-нибудь крутой газете — в USAToday, например, или в WashingtonPost. Все-таки есть справедливость на свете! Я теперь даже готов поверить в Бога — что это он послал мне мистера Дженкинса. И готов молиться ему каждый день. Я так и делаю, потому что боюсь — вдруг побег сорвется?

Но не должен: мы с ним все так здорово продумали. Мы обменивались записками через журнал RangerRick*, который я выписывал. Это единственное, что разрешил мне выписывать старый хрыч. Мистер Дженкинс сам высылал мне журналы и вкладывал в них записки, а я просто бросал ему свои послания в наш почтовый ящик — почтальон забирал их вместе со всей почтой, а папаша и в ус не дул.

_________________________

*Аналог нашего «Юного натуралиста» (прим. авт.)

Завтра мы сделаем это. Завтра я буду свободен.

Все элементарно, как говорил Шерлок Холмс: по утрам старый койот не запирает меня, и нужно просто отвлечь его, как это сделал мистер Дженкинс во второй свой приход. Тогда мы успеем добежать до его машины, а из папашиной мистер Дженкинс выльет бензин. Просто и гениально.

Только бы получилось, только бы...

***

Не могу уснуть. Засыпаю на пять минут и сразу просыпаюсь.

Опять снится... не знаю даже, как описать. Однажды я видел по телеку, как они делали это. Ночью я вставал в туалет, а папаша зазевался и не сразу выключил, так что я успел кое-что увидеть. Они были голые — она стояла на четвереньках, а он сверлил ее сзади своим писюном, огромным, как колбаса. Не то что мой. Она была молоденькая, а он постарше, матерый такой, как мистер Дженкинс.

И с тех пор мне иногда снится, что это делают со мной. Вот только странно, что не я, а меня. Будто я девчонка. Стою вот точно так же на четырех, и он молотит меня сзади...

Неужели я голубой?! Но этого не может быть — ведь мне нравятся девчонки, я с таким удовольствием смотрю на них в фильмах, и потом мечтаю, как я дружу с ними, трогаю их и целую... Мечтаю увидеть настоящие сиськи. Я их видел по телеку несколько раз, но это все фигня, на пару секунд, а я хочу рассмотреть, потрогать... Они кажутся мне настоящим чудом. У девушки из телека они болтались, как колокольчики. Мне это так понравилось, что я постарался хорошо запомнить, как это было, чтобы потом представлять себе. Я так умею: засуну что-то себе в память, как в морозилку, и потом достаю и размораживаю, если надо. А как иначе, если мне не дают ни читать, ни общаться?

Я краду у папаши журналы. Он иногда ловит меня и орет, но обычно не замечает. А я почитаю и подкладываю обратно в стопку. В одном журнале я вычитал, что все мальчики хоть немножко, а мечтают побыть девчонками. Раньше я не думал об этом, а как прочитал — задумался и понял, что оно так и есть.

Девчонки — они ведь вообще какие-то особенные. Они удивительные. Это как люди улучшенного сорта. Кажется, что они сделаны из чего-то драгоценного. Наверняка быть красивой девушкой куда интересней, чем таким хлюпиком, как я. Хотя настоящим крутым парнем тоже классно быть. Таким, как мистер Дженкинс — сильным, умным. И красивым. Он как скандинавский бог или викинг. Я хочу быть таким, как он, хоть и знаю, что это невозможно.

Папаша все время колет мне лекарство, без которого я не протяну и дня. Так он говорит, и я ему не верю. Я весь исколотый, как яблоко на ёжике. Но даже если он и прав — лучше сдохнуть на воле, чем жить тут комнатной крысой. На всякий случай я припрятал ампулу и шприц. Если поплохеет — уколюсь, а там врачи разберутся. Небось поумнее будут моего папаши. Тоже мне, гений.

Обидно, конечно, помирать на ровном месте. Столько всего хочется увидеть. Например, что у девчонок вместо писюна. Так интересно и страшно...

Но мои сны еще страшнее. Почему? Почему?

***

Да!!! Я свободен! Свободен!!!

Мы сделали это!

Мистер Дженкинс помог мне бежать, и мы ужинаем в настоящем мотеле! Конечно, папаша подаст в полицию, но мистер Дженкинс говорит, что это ему не поможет, потому что меня удерживали незаконно.

Я не могу передать, что я чувствую! Мы неслись на машине по просторам, и я столько всего видел! Я раньше никогда не ездил в машине! Это чувство движения — я не могу описать его, это как будто ты летишь! На свободу! И вокруг голубое небо, солнце, куча других машин и людей, и так здорово думать, что я к каждому могу подойти и свободно заговорить, и сказать — «привет, я Джек, а ты кто?».

Во мне все это гудит сейчас. Я как немножко сошел с ума. Или как пьяный. Кстати, мистер Дженкинс заказал бутылку вина, и я впервые пил спиртное! Круто, просто нет слов. Меня немножко мутит,...

 Читать дальше →
Показать комментарии (14)

Последние рассказы автора

наверх