Спец-заказ. Часть 2

  1. Спец-заказ. Часть 1
  2. Спец-заказ. Часть 2
  3. Спец-заказ. Часть 3
  4. Спец-заказ. Часть 4
  5. Спец-заказ. Часть 5 & 6

Страница: 1 из 3

Проснулась Мила много часов спустя. Нервное напряжение в купе с лекарством сделали свое дело, организму требовался отдых. Сонно обвела глазами комнату, выстраивая мысли в привычном порядке. Она помнила все произошедшее, но мало переживала из-за этого — то ли слишком устала бояться, то ли ее еще чем-то накачали, что было вероятнее. Помещение, где она находилась было маленькой комнаткой типа монашеской кельи, всего лишь с узкой кроватью, прикроватной тумбочкой и небольшим теликом на шарнире в углу. На тюремную камеру тоже было похоже — на узком оконце под потолком были решетки, но вот дверь, хоть и была массивной, была обычной, без смотровых окошек. Неужели пленницам наконец разрешили хоть каплю приватности? Удивленная мысль быстро улетучилась, натолкнувшись на глазок камеры под потолком.

Мила подергала ручку двери — больше для проформы, чем надеясь. Та была заперта. Порыскала по комнате, заглянула за занавеску, где находились умывальник и унитаз, но ничего кроме нескольких книг и дисков в тумбочке не обнаружила. Мда, с таким набором в графы-монтекристо не сильно подашься. Если только разбить диск и использовать осколок как оружие? В ответ на эту мысль, вспомнив вчерашних дисциплинированных, бездушных охранников, благожелательное воображение подкинуло вполне реалистичное ощущение удара электрошокера между лопаток. Не весело...

Судя по косым лучам солнца, проникавшим в окошко, дело близилось к вечеру. Тишина без каких либо привычных звуков большого города за окном тяготила. Где все остальные девчонки? Что с ними сделали? Почему так тихо? Что будет дальше? Впрочем, если сомнения на этот счет и оставались после вчерашнего унижения, то рассмотрев концепцию предоставленного литературного и видео материала, рассеялись окончательно — несколько замызганных любовных романов на разных языках и порно. Да уж, хозяин не мудрствовал лукаво, желая, чтобы мысли подопечных шли только в одном направлении.

Зябко поежившись на холодном полу, Мила снова залезла в постель. На ней была тонкая хлопковая ночнушка без рукавов на лямочках, с пуговицами спереди. Белья ожидаемо не было. И на том спасибо, мрачно подумала девушка. От безделья одолевали безумные мысли, но несмотря на подкинутые мозгом тысячу вариантов побега ни один тщательного рассмотрения не прошел. Да и для начала хорошо бы избавиться от браслета на ноге, а как? Если даже ни одной заколки в волосах нет.

Ужин принес один из бесстрастных охранников, сопровождаемый все той же мульти-лингвальной надзирательницей.

— Есть все, — приказала она, — а то будет плохо.

Мила мудро решила, что сейчас не время показывать характер, да и силы были нужны. Еда оказалась на удивление сытной и вкусной.

Охранник заглянул еще лишь однажды, забрать поднос. Через время свет вдруг погас, видимо централизовано, так как переключателя в комнате не было, и девушке не оставалось ничего другого как лечь спать. Мила чутко прислушивалась, надеясь хоть что-то расслышать в наступившей темноте, но слышала только собственное сдавленное дыхание. Становилось жутко.

Следующий день мало чем отличался от предыдущего, только с утра ее отвели в душевую, видимо, вчера она эту процедуру проспала. Ни по дороге по длинным прямым коридорам, ни в помывочной, они никого не встретили. Мила быстро расправилось с инструкциями о применении разноцветных флаконов, чтобы не давать безмолвному стражу возможности долго себя разглядывать или, не дай боже, позабавиться за ее счет, проведя наглядную демонстрацию. Его, правда, ее нагота, казалось, совсем не трогала, не смотря на это щеки еще долго пылали от стыда.

В комнате ей принесли завтрак, в положенное время — обед и ужин. Все также безмолвно. Единственное взаимодействие с окружающим миром случилось, когда она оставила яблоко на подносе после обеда. Тогда явилась надзирательница и весьма недвусмысленно заставила доесть, сверля глазами, пока девушка давилась последними кусками.

От нечего делать Мила все же взяла один из романов на русском. Но тот лишь прибавил уныния, когда несмотря на пошлейший сюжет, девушка поняла, что постельные сцены ее возбуждают. Мастурбация тоже не принесла облегчения, а лишь осознание податливости своего тела низменным желаниям. Как показал недавний печальный опыт, ее тело мало заботили приказания разума, а на волне возбуждения сознание и вовсе отключалось.

Так прошло еще пару таких же тоскливых дней. Мила уже готова была выть на луну, когда заведенный порядок был внезапно нарушен.

Первым вестником грядущих перемен была маникюрша, приведенная в ее камеру со своим столиком, стульями и всем необходимым. Она что-то весело щебетала, пока занималась Милиными руками и ногами, словно и не замечая бедственного положения клиентки. Стоявший рядом охранник, до того казавшийся немного туповатым, тем не менее мгновенно пресек Милину попытку войти в контакт с маникюршей несильным ударом стека по спине, а потом также безразлично прижал к стене и насильно разжал кулак, вытащив утащенную пилочку для ногтей.

О том, что после процедуры он скрупулезно проверил наличие всех вещей, можно и не упоминать, разрушив тщетно лелеемые надежды девушки, что они забудут хоть что-то, что может пригодится.

Приведенные после массажистка и парикмахер-визажист особо не удивили. Впрочем как и болезненный ваксинг, не только ног и рук, но и промежности, оставив лишь тоненькую галочку на лобке — из нее насильно делали красавицу, очевидно, что час икс приближался, недолго ей осталось мучиться бездельем в этой каморке, как бы потом не пожалеть об этих днях передышки.

Вечером после ужина в комнату внезапно зашел врач. Девушка в миг покрылась испариной, только не это снова! Но ее лишь заставили лечь и вкололи какое-то лекарство вену. После чего врач посчитал ее пульс и, одобрительно приказав что-то охраннику, ушел. По жилам растеклось тепло, сознание замутнилось, как у пьяной, притупив чувства. Ее даже не возмутила одежда, что ей принесли — вызывающий прозрачный бюстгалтер, лишь приподнимавший грудь снизу, оставляя открытыми соски, белый кружевной пояс и чулки, трусов не предлагалось. Наверх на этот эротично открывающий, чем прикрывающий ансамбль полагалось одеть откровенно блядское платьице в стиле французской служанки с белым воротничком. Волосы ей уложили локонами, но оставили распущенными, лишь убрав с лица с помощью кокетливой кружевной повязки в пару к воротничку.

Лекарство все еще действовало, когда Милу провели в небольшой зал с возвышением за кулисами, где ее и оставили ждать под присмотром того же бездушного амбала. «Вот и сбылась мечта идиотки, — мелькнула полная горькой иронии мысль, — стану звездой сцены, хорошо, если не экрана...»

Стоявший гомон многих голосов в зале не позволял различать слов, да и те судя по всему были на незнакомых девушке языках. Когда после громкого стука все внезапно на мгновение стихло, прежде чем снова разразиться какофонией звуков после финального провозглашения ведущего, Миле показалось, что она услышала женский плач и кусочек мольбы то ли на русском, то ли на другом славянском языке, но она не была уверена. Когда ее вывели на сцену, там уже никого не было.

Она стояла одна, ослепленная направленным на нее прожектором, в комнате, полной людей. Лиц она рассмотреть не могла, лишь чувствовала устремившиеся к ней любопытные взгляды, гадкими слизнями ползающие по телу. Захотелось закричать и выбежать отсюда, но ноги приросли к полу от страха.

Падла доктор, пожалел наркотика, лучше бы она вообще ничего не соображала и не чувствовала! Ведь это аукцион и она один из лотов! Человек, которого она по голосу приняла за ведущего, оказался тем самым господином Вильгельмом, проводившим вполне обыденный сбыт своего товара. Он что-то быстро рассказывал, уверенно описывал достоинства представленной девушки, указывая на нее своим молоточком, перемежая речь огромным количеством цифр и фразами на английском, французском и других языках.

«Огромная удача... русская Золушка... очаровательный ...

 Читать дальше →
Показать комментарии (7)

Последние рассказы автора

наверх