Дела банные. Часть 5: Вместе. Любой ценой

  1. Дела банные. Часть 1
  2. Дела банные. Часть 2: Хочу всё знать!
  3. Дела банные. Часть 3: Жизнь без «перекусов»
  4. Дела банные. Часть 4: За что боролся...
  5. Дела банные. Часть 5: Вместе. Любой ценой

Страница: 1 из 2

Мы начали готовиться ко Дню рождения супруги. За продуктами сгонял на машине в Москву — оказалось, что даже овощи на Кунцевском рынке дешевле, чем под Калугой! Устал, понятное дело. А на даче, разгружать привезённое оставил родным, и пересел в отцов запорожец. Оставалось сгонять за свежим хлебом для стола, и пивом для бани, в райцентр. Проблемы начались на обратном пути — прошёл дождь, и асфальт, заляпанный глиной с колёс карьерных самосвалов, сделался скользким, как лёд. Лысоватая резина и повела себя соответственно, когда сильный боковой ветер на склоне потянул лёгонький автомобиль в кювет. Ехал медленно, не больше восьмидесяти, и потому остался жив — машина, сделав сальто, плюхнулась в поле на брюхо. Вышел. Было душно. Головой треснулся здорово. Да и в позвоночнике боль не отпускала. В глазах потемнело, и я провалился в небытие. Очнувшись, сел за руль. Машина завелась, и я с огромным трудом, превозмогая боль в спине и голове, стал выбираться на дорогу. Не знаю, как проехал оставшиеся пять километров до деревни, а вот из машины сам выйти уже не смог. Колотил озноб, шея — не ворочалась, в районе лопаток и в пояснице, не переставая ныл позвоночник, а голову хотелось вытянуть с шеи: было такое ощущение, словно от удара о потолок в машине в неё вошла шея и не хочет выходить назад.

Весь день прокорчился от боли, утром не смог даже сесть. Короче, праздник был сорван.

Врачи. Сколько людских болезней и увечий им пришлось повидать, чтобы так бесстрастно сообщать, что у тебя: трещина в позвонке, гематома от ушиба в черепе, защемление нервов, смещение позвоночных дисков! Первый шок я испытал, когда собрался в туалет. Жена помогла подняться с постели так, чтобы не сгибаться вперёд — назад, садясь. По стеночке ковыляю до унитаза, вытаскиваю из шириинки, и вдруг понимаю, что не ощущаю прикосновения к своей мужской плоти руки. Сжал — ничего. Вот тут мне стало страшно.

Мы были вдвоём. Я — лежал, Жена сидела рядом на стуле, и мы думали думу про то, как жить дальше. Больше молчали. Оба понимали, что в такой ситуации, с её навязчивым желанием, спасти брак — почти безнадёжное дело, но расставаться оба не хотели. Разговор остался не завершён. Потекли грустные дни моего лежания пластом. Пока обезболивающие работали — в голове плодились мысли про то, как супруга страдает, изнывая без мужской близости. Хоть локти кусай! Это становилось уже каким-то психозом — ни о чём ином думать я больше не мог, и в великой жалости к себе, представлял тот день, когда жена, потупившись, тихо сообщит, что голод — победил, и что она снова сходила в баню с моим отцом. Так, незаметно, постепенно, я сам себя убедил в неизбежности этого события. Теперь, каждый раз, когда жена ездила проведать моих предков и сына, я с волнением приговорённого ожидал её возвращения и этих слов. Для себя я уже решил, что если так сложилось, то мучить любимого человека постной жизнью — не правильно, и если она сообщит мне о новой близости с моим отцом, то в обтекаемых фразах дам ей волю на это, пока сам — не гожусь. Я понимал, что молодой женщине свою страстность никуда не деть и источник наслаждения — не зашить! И пошли новые рассуждения о том, что так может оно и лучше будет, чем любимая начнёт невольные поиски на стороне. Стало вспоминаться всё прочитанное мной по истории славянских семей, где однозначно говорилось о том, что отец, глава семьи, имел неоспоримое право на сношение с женой любого своего сына, что покорно сносимые ночи в постели со свёкром и дали обозначение этим молодым женщинам, как сноха. Если уж вековая мудрость смиренно приняла такое положение вещей в семьях, то мне ли, в моём состоянии, идти против неё! Вспомнилось про то, как жёны погибших или искалеченных мужей переходили в постель неженатого брата или вдового свёкра, становясь им полноправной женой. Ну, да, это всё раннее средневековье! А что после? Может быть, это церковь стала замалчивать вековую традицию после христианизации, с её точки зрения дикую и греховную? Вполне вероятно. И как быть? Возврат к традиции показался мне не совсем желательным, но приемлемым и в какой-то мере достойным выходом из трудной ситуации. Однако принять осознанное решение и самому сказать об этом жене — язык не поворачивался. Стал ждать приезда мамы, чтобы посоветоваться с ней, как мне быть.

Ждать пришлось не так долго. Наступил сентябрь. Жена вышла на работу в школе, и теперь родители сами приезжали нас навестить раз в две недели.

Улучив момент, когда мы с мамой остались в комнате одни, я собрался уже начать разговор, но она меня опередила:

— Ну, как твоя? Не взбрыкивает?

— Мам, я вообще почти не чувствую себя там. Постится она. Ночью плачет от меня подальше, но себя блюдёт! А ты говорила, что она такая разэтакая!

— Но ты же понимаешь, что вечно так продолжаться не может?

— Понимаю. Мам, я решил, что поговорю с ней, скажу, что — понимаю её муки, и не стану ругать или винить, если совсем припрёт, и у них с отцом это снова произойдёт.

Мама долго молчала, горестно кивая головой, а после ответила:

— Может, ты и прав! Она тоже ведь живой человек, а так — даже лучше было бы, чем станет таскаться и пойдёт по рукам! Ой, сынок-сынок! Как же тебя так угораздило! Не успел одну напасть разгрести, на, тебе — новая! Значит, так любишь её, что даже такое готов терпеть? Может, ты и прав — чего ради любимого человека не сделаешь! А так — наверное, действительно, самый лучший вариант — хоть не узнает никто, и то — хорошо! Я отцу говорить ничего не буду: пусть сама говорит с ним, когда терпеть станет совсем невмоготу! Надеюсь, что всё это не на долго у них будет, и ты скоро станешь поправляться!

— Не знаю. Врач честно сказал мне, что если выздоровление пойдёт нормально, то через пару месяцев функция эрекции начнёт возвращаться. Медленно, постепенно, но сначала я должен начать чувствовать себя. Он озвучил срок выздоровления до полутора лет, и то, не в полной мере. Вот, начал постепенно чувствовать тепло, даже прикосновение, но ощущение такое, словно отлежал. Так что, посмотрим, главное, что процесс пошёл.

Через неделю я собрался со всем своим мужеством и дал супруге вольную, в смысле того, что понимаю: сколько не терпи, а такой срок — не перетерпишь! И что нет смысла виноватить мне свою любимую чувством горечи измены передо мной, больным, за походы «налево» тайком! Сказал, что лучше уж честно признать, что сам — не могу, и потому закрываю глаза на эту тему, что считать это за измену или нечто подобное — не стану. Так и сказал. Она опустив глаза вся вспыхнула и стала меня успокаивать, убеждать в том, что может быть выгорит и лучший из вариантов, и ещё пару месяцев она без этого продержится, хотя и болит там уже всё, самым натуральным образом. Я только слушал молча, и ухватившись за протянутую женой соломинку, попросил её сходить к врачу и проконсультироваться про боли — не вызовет ли это что-то серьёзное уже с её здоровьем.

...

— Я рассказала всю свою историю, и врач посоветовала мне поговорить с тобой. Нужно, чтобы ты хотя бы ртом и пальцами, но доводил меня до облегчения от боли. Она сказала, что если это не получится или не поможет — нам останется только договориться с тобой о том, чтобы ты меня отпускал раз в неделю к другому мужчине. Я знаю, что ты меня любишь и отпустишь на дачу, где я имела бы полноценный секс, чтобы там не воспалилось ничего, но делать это с тем, кого не любишь — какое-то скотство! Будем стараться, чтобы у нас самих всё получилось, ага?

Сказав всё это, она сделалась пунцовой, прильнула ко мне, легонько обнимая, и я, прощая жене боль в спине, которую причинил мне этот жест единения, шепнул:

— Я постараюсь!

— Постарайся, милый! Я уже просто на пределе!

Голос её задрожал от волнения и нахлынувшей на неё волны возбуждения.

— Подожди, я только в ванную сбегаю!

Она в прямом смысле слова побежала в ванную, и вскоре вернулась, пахнущая моей любимой лавандой, в своей первозданной красоте. Она так стремилась ко мне за ...

 Читать дальше →
Показать комментарии (7)

Последние рассказы автора

наверх