Мотель Бейтсов. Часть 8

  1. Мотель Бейтсов. Часть 3
  2. Мотель Бейтсов. Часть 6
  3. Мотель Бейтсов. Часть 8
  4. Мотель Бейтсов. Часть 9
  5. Мотель Бейтсов. Часть одиннадцатая
  6. Мотель Бейтсов. Часть 12

Страница: 1 из 4

Вера.

Котята сначала попискивали, а теперь сбившись в кучку, спят. Надеюсь, что литра молока хватит, пока доедем домой.

Через пять часов проехали Тюмень, не останавливаясь у придорожных кафе. Мамочка оказывается всю ночь не спала. Даже пирожков с рубленой печенью и луком напекла. Подтвердила моё предположение, что ночью она дважды оставляла заметки в папке «Эротика» на главном диске памяти Даниила.

Свои вопросы я задавала кратко — я его стала бояться. Своего голоса. Если раньше мечтала избавиться от колокольчиков, как их называет Пашенька, то полученный хрип не радует. Котята проснулись, начали искать в коробке место где пописсать-покакать. Мне тоже захотелось.

— Папочка, я пипи хочу. Останови.

Кругом сплошной лес. Сойти с насыпи в таком неудобном месте не реально. Через сотню метров какой-то толи съезд с дороги, толи выравненный бульдозерами взгорок. Выпрыгиваю первой и принимаю от мамы коробку с кисками. Выпускаю их на травку. Вместе с мамой идём к лесу, поручив папе следить за котятами. Присев за первым же деревом наслаждаемся естественным процессом. Комары здесь такие огромные, что могут унести в своё гнездо и там доесть.

И писк их такой же громкий. Как вой собаки. Или это действительно кто-то воет. Волки! Вот уж кто не будет церемониться утаскивать в логово — здесь съест.

— Мам, где-то волк воет.

— Слышу. — Согласилась мама. — Но это волчонок. Ты послушай, как жалобно то скулит. Коля! — Окликнула мама папу. — Котеек в коробку, возьми монтировку и иди сюда.

Папа прибежал быстро.

— Слышишь? — Мама замолчала, давая папе прислушаться. — Где-то волчонок воет. Пойдёмте поищем.

— А волчица? И комары, ёб их мать!

— Да, комары зажрали совсем. За письку парочка укусила. Чешется. — Я, не стыдясь родителей, чешу промежность.

— Пойдём в машину, намажемся гадостью от комаров. Может и письку почешем! — Добавил он хитро.

— Не балуй! — Мама погладила щетину папе.

В машине мы обмазались «Антимоскитином». По совету папы, я надела джинсы, маме пришлось натягивать на свои полные бёдра папины запасные штаны. Курточка моя опять пригодилась.

И вот мы идём в лес. У папы в руках монтировка, у мамы кривой баллонный ключ. Идём на скулёж. Метров через пятьдесят натыкаемся на мёртвую волчицу. Она попала задней лапой в капкан, видимо пыталась перегрызть её, но кровь, хлынувшая из раны, излилась полностью. Волчонок, наверное, месячный, начал шипеть, огрызаться, когда мы направились к нему. Он забился под кучу наваленных веток. Папа откидывает одну, другую...

Под ветками стоит, спрятанный от глаз какое-то устройство. Волчонок прижался к колесу механизма, попытался куснуть папину руку, но укусил всего лишь перчатку. Папа завернул его в свою робу, отдал мне.

Раскидав завал, поняли какой аппарат стоит тут.

— Где-то хозяин. — Говорю.

— Пару лет уже здесь находится квадрацикл. Не заметила разве что навал не свежий? Вот даже деревце сквозь раму проросло. Что-то стало с хозяином. Скорее всего с охотником. Попробую завести.

Папа где-то поковырялся, пощёлкал. Не сразу, но стартёр ожил, попытался раскрутить двигатель. Сдох.

— Нужно наш аккумулятор сюда притащить.

— Зачем? Поехали уже. — Говорю им.

— Ты чего? Это замечательная вещь. В хозяйстве будет бесценна.

— Кто на нём поедет? Мама? Я, как ты знаешь, не умею.

— В фуру завезём. Не боись, доча, всё будет окей.

И началось. Замечание папы разбудило во мне деловитость. Я помогала ему достать аккумулятор Вольво. Тяжеленный зараза! Мы, напоминая папе о спине, помогали чем могли. Волчонок, высунув мордочку из рукава куртки, опять скулил. Нам пока не до тебя, милый.

По пустынной трассе автомобильное движение к вечеру исходит на нет. Но водитель первой же проезжавшей фуры, остановился. Поприветствовав, спросил нужна ли помощь. Папа взглянул на маму, та на меня. Я отпасовала папе.

— Да в лесу квадрацикл нашли. Аккумулятор на нём сдох. Наверное, года два-три стоял без зарядки. Помоги дотащить мой дотуда.

Егор, как назвался крепкий парень, помог нам перенести тяжесть к агрегату. Папа подключил и сразу же завёл его. Окончательно освободив машину от веток, выехал на дорогу.

Брусья для дома использовали как трап, по которому папа въехал в кузов. Мы поблагодарили Егора, который поздравил с удачной находкой, пригласили останавливаться в нашем мотеле, если он будет проездом.

Посмотрев карту, я сказала, что дальше мало населённых пунктов, а ехать в ночь, не желательно, так как наличие на трассе мотеля мало вероятно, а папе нужно лечь нормально. Как, впрочем, и нам с мамой. Предложила вернуться к Тюмени, там снять номер и отдохнуть. Кое-как папа развернул длинномер. Мы с мамой в это время на обочине поили волчонка молоком из блюдца. Вот ещё одна задача — корм для животных.

До мотеля добрались к началу сумерек. Нам достался один номер на троих, потому что остальные были заняты. Администратор пообещал предоставить раскладушку.

Пока я разведывала где тут кафе и стоит ли в него идти, купила молока для зверят, папа уже покупался, теперь в душе плескалась мамочка. Я, не стесняясь папы, разделась и пошла к любовнице. Поцеловав меня, мама сказала, что пошалит со мной позже. Но я всё-таки умудрилась добыть несколько капель соков мамочки.

Потом обнажённая мама вправляла диск на позвоночнике папы. Я отвлеклась от них — кормила хозяйство. Волчонок уже не шарахался, не скулил, лакал молоко быстро — изголодался бедненький. Котята опять уснули, наигравшись в коробке.

А на кровати мама заправляла... член во влагалище. Начав без меня играть, родители обидели меня. Я демонстративно оделась, сказав, что иду занимать места и заказывать еду, отправилась в кафе.

Потому как они быстро пришли, я рассудила, что папа быстро кончил — пять дней воздержания сказались на качестве. Но мамочка знала, что получит своё позже, поэтому была весела.

В кафе мы с мамой начали добывать информацию о устройстве и функционировании заведения общепита. Народу в кафе было много, все столики заняты. У стойки сидели четверо мужчин, пили пиво, общались. За столиками в основном тоже пили пиво или водку. Но и пищу заказывали. Я прошла, глянула на помещение куда официантка сносила грязную посуду. Два глубоких чана с водой. И текущая из крана вода для ополаскивания — вот и всё устройство посудомоечной.

Кухня находилась за стойкой, туда я пройти не смогла. Но иногда, откидывающаяся занавеска из пластика, открывала вид кухни. Газовая плита, стол для разделки продуктов. Разведала и систему отопления — в углу стоит газовый обогреватель, к нему подведены трубы.

Вернувшись к родителям, обнаружила что бутылку красного вина, которую мы начали пить втроём, они допили. Мамочка раскраснелась, придвигая лицо к папе, сидящему напротив, что-то шептала. Иногда удостаивала его поцелуя. Со стороны посмотреть, обычная семейная пара, зашедшая в кафе, отдохнуть от суеты дня. Я доложила о разведке.

— Надо бы с хозяевами поговорить, но в такой суете вряд ли кто ответит нам. — Сказала мамочка. — Вина ещё хочешь?

— Я, когда пьяная — дурная, показываю приличным мужчинам свою щёлочку. А здесь вряд ли найдётся приличный мужчина, по достоинству оценивающий прелесть моего межножья. Папочка, как она смотрелась со стороны? Сильно возбудительно?

— Возбудительно. Даже очень. Но в тот момент я подумал о том, что видит Даниил. У него кажется даже альбом приподнялся. Но незнакомая прелесть вашей подружки мне понравилась больше. Ай, как Верочка каталась по полу, раскрывала писечку. Вот тогда и у меня... домкрат поднялся. Ха-ха-ха.

Ой, зря он так сказал. У меня выстроился ряд ассоциаций — прохлада вечернего воздуха, охлаждавшая мою девочку в первый вечер в беседке — прохладные половые губы Верочки — её горячий язычок, согревающий мою девочку — и он. Тот у которого домкрат поднялся. Удовлетворюсь ли я одним актом с тобой, папенька? Возможно ...

 Читать дальше →
Показать комментарии (5)

Последние рассказы автора

наверх