Ловушка для блондинки

Страница: 5 из 12

богини любви и страсти — Венеры, расклеиваются, приоткрывая проход внутрь. Клитор пульсирует в такт бешено бьющемуся сердцу пленницы. Поза: «бери меня — я вся твоя». Целомудрие Алисы больше не зависит от неё.

«Сейчас он меня возьмёт! А-а-а-ах!» — его прикосновения приятны, мурашки побегают по всему телу. Николя облизывает палец и очерчивает овал вокруг её половых губ. Легонько пощипывает клитор и оттягивает его, будто хочет оторвать. Алиса трепещет. Её распирает от желания. Николя погружает свою ладонь в мокрую, горячую, трепещущую вульву.

— А-а-ах! — женщина выгибается от экстаза навстречу его руке.

Вся ладонь полностью скрывается в её чреве. Пальцы другой руки круговыми движениями возбуждают клитор.
Алиса запрокидывает голову и закрывает глаза. Игра в доктора теряет всякий смысл. Она тяжело дышит, бьётся в конвульсиях. Пульс зашкаливает за 200. Всё крутится калейдоскопом, ей кажется, что потолок падает на неё.
Когда Алиса приходит в себя, в комнате никого нет. Её пробирает дрожь. Вспотевшее тело быстро теряет тепло. Она чувствует как коченеют конечности, как неприятно покалывает холодком остывающая вагина.
Кожаные ремни, некогда фиксирующие тело расстегнуты. Алиса встаёт и быстро натягивает платье. Из бокового входа появляется Николя.

— Ты где был, — переходит на «ТЫ» блондинка и не замечает этого.

— Отключал аппаратуру.

— Какую аппаратуру?

— Долго объяснять, — Мужчина подхватывает Алису под локоть, — Идём.

«Куда» — женщина не спрашивает, ей всё равно. Алисе спокойно с этим человеком. Она полностью доверяет ему. Пара идёт по коридору дальше мимо закрытых дверей.

Глава 6.

— Это самая интересная комната, визитная карточка клуба, — объясняет Николай и берётся за массивную ручку. Женщина инстинктивно прижимается к своему проводнику, будто чувствует опасность. И тут же ощущает, как ей не хватает секса. Вагина просто пылает.
Она захлёбывается выделениями, словно утопленник, наглотавшийся речной воды. Желание секса уже не прячется глубоко. По внутренней стороне бедра, оставляя блестящий ровный след, стекает капля. Женщина прижимается сильнее, она хочет чувствовать плечом этого недоступного мужчину.
Николя с усилием открывает тяжёлую дверь. До слуха девушки доносятся размеренные удары. Пара переступает порог большого помещения, почти до отказа заполненного народом. Контраст между пустой медицинской комнатой и этой, разителен. Освещение зала мрачнее чем в гостиной, но всё хорошо просматривается. Обстановка страшит, чувствуешь себя маленьким, слабым человеком, оказавшимся во владениях злого волшебника. Дверь — толстая, тяжёлая, окованная железом, заржавевшим от времени и сырости, напоминает вход в жилище великана. Каменная кладка стен, лишённых окон, создаёт иллюзию тюремного каземата или темницы средневекового замка. От пола, мощённого булыжником, веет холодом. Но больше всего бросаются в глаза цепи, толстые, ржавые. Они висят везде: на стенах, на потолке, на балках перекрытий. Даже тусклые коптящие светильники, и те подвешены на этих цепях. В центре комнаты — на кафедре, обитой чёрным бархатом, возвышается странное громоздкое сооружение, напоминающее гильотину времён французской революции. Толстые, неотёсанные, трёхметровые стойки, с вырубленными желобами, удерживают балку, напоминающую перекладину виселицы. В метре от пола расположены две широкие доски, с отверстиями для шеи и кистей рук, фиксируемые в этих желобах на необходимой высоте с помощью бесчисленного количества крепёжных штифтов.
Сооружение почти полностью деревянное, за исключением крепежа, колец и крюков, располагающихся в какой-то непонятной для простого обывателя последовательности, но имеющих строгий иерархический порядок для людей вхожих в эту тему. Для полного подобия с «французской железной девой», а так её обычно называют, не хватает только треугольного массивного ножа, срезающего голову осуждённого, как капусту. И эта адская машина уже содержала в себе тело, выделяющееся на фоне мертвого дерева и железа живой плотью. Это от него исходили те непонятные звуки, которые Алиса слышала в коридоре. Тело пороли то ли кнутом, то ли плёткой, издали было не разглядеть. Торжественная тишина, нарушаемая ударами плети, и завораживала и страшла.
Девушка сильнее прижимается к своему проводнику, который не спеша, расталкивая толпу, протискивается вперёд. Вот они в самом центре. Люди расступаются перед ними.
На помосте стоит полуголый человек в черном колпаке с прорезями для глаз, с плёткой в руке. Под ним жертва, белеющая своим, когда-то идеальным телом — рыжеволосая дева. На него страшно смотреть. Оно, исполосовано ударами плети, последствия которых красными рубцами, проступают на коже. Заметно, что жертву истязают долго, у неё давно нет сил. Она лежит, и только слабые вскрики и судороги после очередного удара указывают, что она чувствует боль.

— Что это? Куда вы меня привели, — сжимая локоть Николая, шепчет Алиса ему в ухо, волнуясь. Ей действительно не по себе в этом зловещем окружении.

— Это пыточная комната, здесь принято молчать, лучше не произносите ни слова и только смотрите.

— А то, что? — не унимается блондинка. Алкоголь всё ещё действует, а возбуждение и любопытство пересиливают скромность и страх.

— Лучше не говорите, поверьте мне, для вашей же безопасности.
Алиса затихает на время, ошарашенная увиденным. Зрелище экзекуции завораживает и пугает одновременно. Хочется уйти, и в то же время хочется остаться, досмотреть эту мистерию. Тысячи вопросов и домыслов роятся в голове молодой женщины. Ей интересно всё: за что наказывают эту бедную девушку, добровольно ли она согласилась на столь болезненную экзекуцию, что она чувствует, есть ли у неё дети, замужем ли она. И ещё много, много вопросов, остающихся пока без ответа.
Лисе кажется, что она физически чувствует боль своего собрата по роду, вздрагивая и жмурясь после каждого взмаха плети. Она пытается поставить себя на место этой несчастной: «Насколько это больно? Наверное очень! Или нет?!»

— За что её наказывают? Она сама этого захотела или её заставили? Кто эта девушка, вы её знаете? — не сдерживается любознательная женщина, нарушая запрет своего проводника. И говорит, говорит, говорит...

— Да замолчите вы, после всё узнаете, после...

Но слово не воробей, оно уже вылетело... Алису замечают. Взгляд инквизитора останавливается на беспокойной блондинке, потом перемещается на Николя, который, как ей кажется, ему еле заметно кивает. Что-то шепнув на ухо своему ассистенту, он опускает плеть. Помощник спешно отвязывает жертву.

— Это всё, или будет продолжение? — разочарованно спрашивает Алиса, — Ей заплатили, или... Но блондинке не дают закончит фразу.

— Возьмите ЕЁ!!! — палач указывает перстом на Алису. Новая жертва, которая будет тешить собравшихся этой ночью, найдена! Подручные в масках бросаются к ошарашенной женщине. Её подхватывают под руки и тащат на помост. В первые минуты она не понимает ничего. Алиса недоумённо хлопает глазами, корчит рот в виноватой улыбке. Женщина не сопротивляется, пока она только зритель, которого выдернули из зала для какого-то фокуса. Рыжеволосую девушку уводят в дальний угол, где виднеется встроенное в стену сооружение из перекрещенных досок в виде большой буквы Х. Настаёт очередь Алисы занять её место. Блондинку наклоняют, грубо прижимают щекой к станине.

— Что вы делаете? — мычит она. Первые нотки страха уже появились в голосе женщины. Она пытается поднять голову, ищет Николая взглядом, но его нет. Здесь он ей не помощник, и Алиса остаётся один на один с инквизитором и его подручными. Ей становится не по себе, женщина волнуется, но надежда, что всё это только игра, удерживает её от истерики. Она не сопротивляется, позволяет себя связать.
Палачи поспешно ...  Читать дальше →

Показать комментарии (8)

Последние рассказы автора

наверх