Паровозик

Страница: 1 из 5

Интересно в этой истории только то, что якобы она произошла в действительности. Записано со слов молодого человека в 2016 г. Изменения минимальны, только литобработка и чуть философской отсебятины.

В мою жизнь вошла женщина по имени Лариса. Она появилась на фирме внезапно и заняла должность главного дизайнера. Соответственно мне отводилась роль помощника. Воплотителя её художественных замыслов на компьютере и бумаге. Но это в теории, на практике получилось, что в мои обязанности стали входить сотни дел о которых я раньше понятия не имел. От заказа пиццы или столика в ресторане, до поливания цветов в студии и варки кофе. И, будь я проклят, если делал это по принуждению. Вокруг Ларисы не могло быть иначе. Она сама работала, как дьяволица, и заражала этим окружающих. Дела фирмы пошли в гору, у нас стали появляться клиенты о которых мы не мечтали. Посыпались премии и надбавки.

Мог ли я отказаться от дополнительной нагрузки? Встать в позу. Наверное мог. Но, представьте, когда Лариса решает судьбоносное по телефону, ляпнуть ей в ответ «сама сходи» на просьбу принести пирожное из закусочной через дорогу. Все знают, что она не обедает. Поэтому я шёл, и приносил. Мне не доплачивали за эти «труды», но зарплату-то повысили. Но главным, как вы уже догадались, было другое — моя непосредственная руководительница являлась эффектной женщиной. Я нарочно избегаю слова «красавица» — вкусы у людей разные. Но не было мужчины, который не остановил на ней заинтересованного взгляда. Притягивает, как магнит.

Иногда она уезжала в командировки. Жизнь для меня замирала. Я с нетерпением ждал её возвращения. Она на семь лет старше, то есть входит в зону моих интересов. Можно себе позволить мечтать о ней. Разумеется мне было известно, что она замужем, но никогда не слышал, чтобы она заговаривала о муже. Он где-то был, но его как бы и не было.

В один из дней я набрался храбрости и сделал шаг. Меня подтолкнула случайно услышанная фраза по радио, что женщины молчат о мужьях которые о них не заботятся, дескать нечего сказать, нечем похвастать. И я пригласил её на ужин. При этом ни на что особенное не рассчитывал. Наш, отечественный ужин, не голливудский, где после него обязательно в койку. Лариса посмотрела на меня странно. Она будто впервые по-настоящему заметила меня, и теперь изучала.

— Приглашаешь меня? Просишь о свидании?

Я шутливо поддержал заданный ею тон:

— Очень прошу! Просто умоляю...

Она не улыбнулась, её лицо оставалось задумчивым. Я был рад и не рад, что моё предложение так обстоятельно рассматривается. Мне пришло на ум, что Лариса видит в нём большее, чем просто посидеть и распить бутылочку. Пожалуй всё-таки подозревает в этом нечто голливудское...

— Тогда встань на колени попроси, как положено, — сказала она без тени иронии.

Я отвесил шутовской поклон и, театрально заломив руки, опустился на колени:

— Прошу Вас отобедать со мной, о прекрасная госпожа!

Я очень хорошо помню, что произошло дальше — это впечаталось в мою память навсегда. В руках у Ларисы была недопитая чашка с кофе, она демонстративно медленно вылила содержимое на пол передо мной.

— Вылижешь кофе с пола, получишь свой романтический вечер, — негромко, но значительно сказала она. Настолько серьёзно, что не мелькнуло и тени сомнения в правдивости её слов.

Это было прямым обещанием. Меня точно в солнечное сплетение ударили. И одновременно мой член взбух в штанах, будто его компрессором накачали. Мгновенно, и с такой силой, что я и не помнил его в таком состоянии.

Я вдруг вспотел и... струсил. Вымучено попытался растянуть рот до ушей и сказать что-то остроумное, как-нибудь спасти положение. И поскорей ретироваться.

— Я не шучу такими вещами. Вылизывай, — повторила она спокойно.

Моё сердце стучало, как набат. Я наклонился и лизнул коричневую жижу, сохраняя взгляд на её лице. Я всё ещё надеялся, что сейчас уголки её рта дрогнут, и мы вместе расхохочемся над этим розыгрышем.

— Всё вылизывай, до последней капли!

Я вылизал всё, и обессиливший, словно разгрузил вагон угля, плюхнулся на задницу около её ног.

— Будем ужинать у меня дома. Адрес ты знаешь. Будь там ровно в восемь, — она встала и прошагала мимо меня к выходу.

Я кое-как поднялся, уселся на стул и сидел без движения минут десять. Я был нокаутирован. Морально. Однако мой орган имел собственные соображения. Он не уменьшился, он назойливо напоминал о себе. Мне пришлось расстегнуть штаны и за несколько резких движений вызвать сильнейшее семяизвержение. Странно, не правда ли?

Остаток рабочего времени превратился для меня в сплошное гамлетовское «быть или не быть». Решения менялись на противоположные каждые пять минут. Но вы уже догадались, что ровно в восемь я стоял у дверей её дома, иначе не было этой исповеди.

Малоэтажная застройка сразу за кольцевой в модном европейском стиле. Чистые ухоженные дворики и аллеи, малолюдно, умиротворяющий ландшафт. Не Рублевка, но солидный бизнес-класс. Открыла дверь сама Лариса. На ней сногсшибательное длинное платье с глубокими вырезами на груди и спине, а также боковыми разрезами до пояса. Такое и надеть-то не представляю куда, только дома носить.

— Хорошо. Ты вовремя. Люблю пунктуальность. Иди за мной.

Квартира огромная. Длинный коридор с массивными дверями по бокам. В простенках светильники, зеркала, картины... Мрачновато. Я будто попал в аристократический дом девятнадцатого века. Шёл по мягкому ворсу ковра, смотрел на гибкую спину Ларисы и с ужасом осознавал, куда я сдуру влез. Это не мой уровень! В сущности, как оказалось, я ничего не знал про свою начальницу. Бог знает, как занесло такую птицу в наше болото. Но одно совершенно точно — на доходы в нашей фирме такой дворец не только купить, содержать невозможно. Значит — муж?! А я, значит, явился...

Мы оказались в обеденной зале. Иначе не скажешь. С камином. И размером со всю мою квартиру, включая лоджию и чулан. На стенах картины с изображениями... Их трудно описать. Все мыслимые и немыслимые виды сексуальных извращений. Я видел фотографии этой тематики в интернете. Но... При всей кажущейся документальности, интернет-фото всегда содержит элемент постановки. Зритель понимает, что это не совсем всерьёз. Иное дело картина писаная маслом, метра на полтора-два, со всей силой и буйством фантазии художника. Полностью фантазийное произведение, но эффект совсем другой. Реализм зашкаливает. Ужас и возбуждение леденят кровь.

— Садись здесь, — Лариса указывает на маленький стульчик около камина. Стульчик странный, лишь немногим больше тех, которые я помню по детскому садику, но на крепких ножках, способных выдержать вес взрослого человека. На мой недоуменный взгляд поясняет: — Это твоё место. Сидеть!

У меня сразу эрекция. Голова, как ватная. Не понимаю, что на меня так воздействует. Она меня явно унижает, а я... Надо взорваться, послать её к чёрту, плюнуть, обматерить и хлопнуть дверью! Вместо этого я, млея, усаживаюсь на «своё место». Только что хвостиком не махнул.

Она стоит напротив, одетая как принцесса, и строго смотрит на меня. Я жду. Происходящее увлекло меня, как мощное течение. Барахтаться бесполезно, можно только держаться на плаву и беречь силы. Для чего? За этим вопросом таился ответ, который знает только Лариса. От неё зависело узнаю ли его я. И желание знать, что там во мраке, заставляет подчиняться.

— Я вижу, — сказала она наконец, — ты готов... Как мы это называем, к сотрудничеству. Если нет, то можешь уйти пока не произошло ничего серьезного. Такого, когда ставки сделаны и бросать карты нельзя. Это твой выбор.

Я посмотрел на неё. В эту минуту мой мозг настойчиво призывал немедленно встать и покинуть этот дом. Но проклятый член, имеет свои, независимые от разума желания. И, войдя в раж, всегда побеждает здравый смысл. Я только послушно кивнул в ответ, не двигаясь с места. Не думайте, что я безвольная тряпка. Я даже смог бросить курить! Но Лариса ...

 Читать дальше →
Показать комментарии (16)

Последние рассказы автора

наверх