Сеанс

Страница: 1 из 2

Как бы сценарий...

Пустой бар средней руки. Небольшой, в духе пятидесятых годов ХХ века. За стойкой тщедушный лысый бармен перетирает стаканы. На стене напротив входа часы показывают 4 часа с минутами.

Звякает дверной колокольчик. Входит симпатичный рослый парень, молодой, в джинсах и свитере с оттянутым воротом. Бармен приветливо машет ему рукой и, не спрашивая, наливает чашку кофе-эспрессо.

Сидя на высоком табурете у конца стойки, парень интересуется:

— Фриц, не знаешь, Моника сегодня будет?

В ожидании ответа парень подносит чашку к губам, но не пьет. Смотрит на бармена.
Бармен, сочувствующе, скорее утвердительно, чем спрашивая:

— Вы ей так и не позвонили? Сами знаете, проф, пятница, студенты разъезжаются кто куда.

Парень, так и не сделав ни глотка, ставит чашку на стойку. Опустив голову, он смотрит прямо перед собой.

Звук колокольчика. Бармен поворачивается всем телом к двери, расплывается в широкой улыбке и спешит навстречу вошедшей женщине лет тридцати пяти, брюнетке с короткой, почти мужской стрижкой, в брючном костюме, распахнутом пальто. Пиджак едва сходится на тугой груди.

— Здравствуйте, здравствуйте, фрау Хольман! Душевно рад вас видеть! — искренне и громко приветствует женщину бармен.

— Добрый день, Фриц. Как твои дела? — грудным голосом отвечает она.

Парень, не поднимая головы, искоса наблюдает, как бармен готовит для дамы грейпфрутовый сок. Их разговора он не слышит из-за музыки, доносящейся из старомодной радиолы справа от него. Видно, что бармен общается с вошедшей почти благоговейно.

Дама смотрит на парня и обращается к бармену с вопросом. Тот ей что-то говорит, стараясь не поворачиваться к нему. Она слушает, потягивая сок, и кивает. Потом ласково похлопывает бармена по руке, встает и идет к выходу. Обернувшись, внимательно смотрит на парня и выходит. Звякает колокольчик.

— Фриц, да ты перед этой женщиной только на коленях не ползал! — удивленно констатирует парень.

Бармен возвращается к нему.

— Георг, что б ты понимал! Я обязан фрау Хольман больше, чем жизнью. Если б ты знал, из какого дерьма она меня вытащила! Из наркоты, ты понимаешь, что это значит?

— Она врач?

— Психолог, и очень хороший! У нее такая клиентура, что...

Бармен замолкает, прерванный звуком колокольчика. Входит фрау Хольман и быстрым шагом приближается к ним.

— Вот, возьмите и приходите сегодня к восьми часам. Попробую вам помочь, — она протягивает парню визитную карточку. — Я вас жду!

Парень смотрит на карточку.

Надпись на визитке: «NOHRA HOLMANN. Doktor der Psychologie. 69, Buchenallee».

Парень поднимает взгляд. Дамы в баре уже нет.

— Что ты ей наплел, Фриц? Я что, по-твоему, наркоман?

— Она помогает не только наркоманам. Сходите, проф, думаю, фрау Хольман знает, что делает.

*

Играет орган. Георг сидит на скамье в кирхе, сложив руки перед собой, что-то страстно шепчет.

*
Вечер. Дождь. Георг в машине едет по брусчатой дороге в гору. Георг в том же, что и раньше — на нем джинсы и свитер. Часы на приборной панели показывают 20:06. На экране навигатора маленькая машинка почти рядом с флажком, указывающим конечную точку маршрута. Женский голос навигатора:

— Прибываем. Пункт назначения справа.

Машина поворачивает. Фары освещают ворота с метровыми бронзовыми цифрами «69». Шестерка на левой створке, девятка на правой. Ворота медленно распахиваются.

*

Георг поднимается по ступенькам к двери. Дверь открывается. В проеме женская фигура, освещенная со спины. Платье просвечивает так, что видно: под платьем обнаженное тело. На светлом фоне кожи выделяются верхние края чулок.

Георг судорожно сглатывает и стоит неподвижно.

Женщина протягивает руку и говорит:

— Ну входите же, мальчик мой.

В холле негромко звучит музыка: 4-я симфония ре-минор Шумана. Георг следует за фрау Хольман по лестнице в нескольких шагах. Снизу ему видно, как в разрезе платья мелькают ажурные красно-черные края чулок на белой коже. На одном из шагов мелькает обнаженная промежность. Георг на мгновение застывает.

Фрау Хольман пропускает Георга в большую комнату с тремя окнами.

— Дамы и господа, представляю вам Георга.

Георг обводит взглядом присутствующих. Трое мужчин в смокингах: долговязый рыжий в золотых очках, неопределенного возраста, лысеющий толстяк лет тридцати и накачанный юноша. Две дамы в вечерних платьях — блондинка и мелированная шатенка. Третья — дородная сельская Гретхен гренадерского роста — в цветастом платье с оборками. Все кивают вошедшему.

К Георгу сзади-сбоку подходит девушка в иссиня-черном парике до плеч. На ней из одежды туфли на высоком каблуке, чулки и спереди белая полоса ткани в две ладони шириной, свисающая с белого свободного ошейника и прижатая к животу белым шнуром. Полоса едва прикрывает лобок. В руках у девушки поднос с чашкой кофе.

— Прошу вас, Георг, — говорит она.

Георг поворачивается к ней, машинально принимает чашку. Руки у него дрожат, он вглядывается в накрашенное лицо девушки.

— Моника?!!

— Я Анни, Георг. Анни, — спокойно отвечает девушка.

Георг пристально вглядывается в лицо девушки. На лице у него сомнение.

Фрау Хольман обращается к присутствующим.

— Дамы и господа, начинаем психотерапевтический сеанс. По моей новой методике: никакого алкоголя или наркотиков для адаптации. У вас проблемы в общении с противоположным полом. В ходе сеанса Вы представите себя теми, кем всегда хотели или мечтали быть, и полностью раскрепоститесь в сексуальном отношении. эротические истории sexytales Допускается в этом смысле все. Потому что все, что вы будете делать, на самом деле будут делать воображаемые вами персонажи. Вы будете управлять ими, оставаясь сами невидимы. Или, если хотите, отстранитесь, и пусть ваши персонажи поступают, как им вздумается. Я буду с вами как психолог, и только. В ходе сеанса обращайтесь ко мне по имени — Нора. В общении вам помогут двое служителей. Обращайтесь к ним с любыми просьбами. Анни заранее согласилась на эту роль, как вы видите. Нужен еще мужчина.

Долговязый в очках интересуется, обводя взглядом всех:

— Я давно хотел уточнить, служители — это что, рабы?

— Хотите, называйте их рабами, но они служители. Вы можете от них требовать всего, кроме прямого секса с ними. Служители исполнят все ваши требования. Но не должно быть явных оскорблений и садизма по отношению к ним. Главное условие — служители не имеют права на оргазм, — до того момента, как с них снимут ошейники. Итак, господа, кто готов исполнить роль служителя?

Никто не отзывается. Лысеющий толстяк сосредоточенно набивает трубку, рыжий протирает очки, накачанный тупо хрустит пальцами. Георг неотрывно смотрит на Анни.

— Ну же, решайтесь, — подбадривает Георга фрау Хольман.

— А когда вы снимете ошейник? — обращается к ней Георг.

— Это зависит от результатов сеанса...

— Я согласен, — поколебавшись, решается Георг.

В небольшой комнатке фрау Хольман и Георг, уже без свитера. Он дергает застрявшую молнию на джинсах. Его бьет крупная дрожь. Фрау Хольман успокаивает:

— Георг, вы не служитель. Вы актер, играющий роль служителя. Все, что произойдет, произойдет не с вами, а с ним. Отпустите его, отстраните от себя, наблюдайте со стороны. Когда убивают Дездемону, актриса остается в живых! Вы, профессор филологии...

Она отворачивается и смотрит в темное мокрое окно.

Георг справляется с молнией.

На Георге черный ошейник и черная лента, перехваченная черным шнуром. Лента едва-едва прикрывает член.

— Нора, а нельзя выпить или курнуть? Это поможет расслабиться.

— Употребление — простой и обманный путь. Не вы сами, а вещество меняет ваше сознание. Кончится действие вещества, и все будет по-прежнему. А точнее, хуже,...

 Читать дальше →
Показать комментарии (3)

Последние рассказы автора

наверх