Смотровая в кладовке. История 2: Частные уроки музыки

  1. Смотровая в кладовке. История 1: Тетя Наташа
  2. Смотровая в кладовке. История 2: Частные уроки музыки

Страница: 1 из 3

Oх и пoвeзлo мнe с тeм, чтo вaннaя кoмнaтa в мoeм дoмe имeeт смeжную стeну с клaдoвкoй. Двухкoмнaтную квaртиру я купил в ипoтeку нe тaк уж и дaвнo, нo рeмoнт ужe пoчти сoвсeм гoтoв. Пoмимo всeгo прoчeгo у мeня пoлучилoсь сдeлaть из клaдoвки oчeнь удoбный пип-шoу рум — в вaннoй устaнoвлeнo зeркaлo, — кaк рaз нa тoй стeнe, кoтoрaя oбщaя с клaдoвкoй. Зeркaлo aквaриумнoe — eсли вы нaхoдитeсь в вaннoй, вы видитe в нeм свoe oтрaжeниe и oтрaжeниe сaмoй вaннoй кoмнaты. Сo стoрoны клaдoвки жe oткрывaeтся пoлный oбзoр нa тo, чтo прoисхoдит в сoсeднeй кoмнaтe. Т. e. нaхoдясь тaм вы видитe всe, чтo прoисхoдит в вaннoй.

Oкoлo пoлугoдa этo изoбрeтeниe былo для мeня сoвeршeннo бeспoлeзным. Я нe тaк дaвнo в этoм гoрoдe, нa сaмoм дeлe. Нe тaк мнoгo знaкoмых. Oднaкo, иногда удача вновь напоминает мне о своей неизбывной щедрости. Как и в случае с моей ученицей Ириной Николаевной.

***

Всегда удобно обладать какими-то неотъемлемыми знаниями, которых нет у других. Я, например, в свое время закончил музыкальную школу по классу фортепиано. А потом и музыкальное училище. Хотя впоследствии и освоил другое дело, которое гораздо прибыльнее для спеца средней руки, но при этом не прекращаю практику игры на фоно. А для того, чтобы заставить себя не бросить да к тому же еще и подзаработать — всегда держу одного-двух учеников. Хоть я и ленивый страшно — преподавать мне почему-то нравится. Это не отбирает у меня энергию, а наоборот. Может быть, у каждого есть такая работа или даже несколько, но не каждый знает об этом. Люди ко мне приходят обычно разные — бывают и ученики музыкалок, бывают и школьники, и просто студенты-любители. Но порой записываются и совсем взрослые люди от тридцати и старше.

Так получилось и с Ириной, на которую я, честно говоря, едва выкроил время в ежедневнике. Но буквально с первой же нашей встречи понял, что не зря это сделал. Ирина на пять лет меня старше, — ей 35 лет, — и относится она к той категории женщин, которой я так благодарен, что если бы был миллионером, обязательно открыл бы благотворительный фонд для них. Ирина — любительница носить короткие юбки или платья, укутывая свои сахарные ножки в колготочки. Когда она ко мне первый раз пришла — вся надушенная, суперженственная, в этих темных колготках, на каблуках-стремянках, с высокой белокурой прической, кошачьими глазами хищницы... Я опешил и подумал, что она как-то не так понимает термин «уроки игры на фортепиано».

Мы пошли на кухню и как-то очень уж долго пили чай. Говорили о том, о сем, и я был остроумным и веселым, — что для меня редкость. Бывает такое, что общаешься с человеком — и идет не просто обмен информацией, но и обмен энергией, созвучие. Вот с ней был похожий случай. Особенно у меня сильное созвучие, когда под капотом у барышни большой красивый бюст, — Ирина каждый раз приходила ко мне в однотонных водолазочках, которые очень аппетитно обтягивали пару ее крупных грудей, но при этом у нее это совсем не смотрелось вульгарным.

— Для чего вы хотите научиться играть? — спросил я после долгих разговоро вокруг да около. — И на каком уровне?
— О... в детстве я играла хорошо, — ответила мне Ирина, легонько поднося чашечку к своим губкам. Чай она как будто не пила, — а только слегка клевала. — Я просто хочу вспомнить, в качестве доп-образования. Через два года муж планирует перебираться в США. И там мы будем жить в частном доме, почти в лесу. У меня не будет возможности брать уроки.
— Что же это за работа такая? — поинтересовался я. И подумал: почему трудно просто сказать — хобби. Обязательно что-то заумное — «доп-образование».
— А работа интересная. Связанная с научной работой на американских военных. Заработки там колоссальные. Но жить придется далеко от цивиллизации. Будем развлекаться по-старинке. Игрой на пианино.
— Понятно. Начнем с самых основ, я думаю?
— Да, — ответила она бегло, — начнем, как считаете нужным.

Да, может быть, она когда-то и училась, но к 35 годам, видимо, забыла почти все. Знание нотной грамоты совсем отсутствовало. Пришлось начинать с самого начала.
— У вас неплохо получается, — говорю я. Попробуйте эти две гаммы разобрать дома. Все довольно просто. Только не забывайте про длительность. Надо и ножками работать.
— У меня ножки вообще не слушаются. — говорит она, кладя руки на свои сочные открытые бедра. И голос, как у расстроенного ребенка. Потом смеется. Я в детстве играла без обуви. Может быть, в этом проблема.
— Вряд ли это должно как-то влиять, но для психологического спокойствия можете попробовать.
Ирина сняла свои туфли. Методично, каждый за пяточку. Ее пальчики под темными колготами были накрашены, но цвет было трудно определить.
— Так удобнее, спрашиваю?
— Ну, вы же видите, — улыбаясь отвечает она, поправляя прическу. — Ведь лучше получается. Да и ноги дышат хоть немного.
В тот вечер после того, как она ушла, я только и представлял, что эти длинные ножки с красивыми «дышащими» стопами. Представлял, как я говорю ей, что надо проверить работу педалей, поднастроить их. Спускаюсь вниз, любуюсь ее ножками и конечно же вижу снизу ее трусики между двумя медоносными бедрами под коротенькой юбочкой и колготками. Говорю — можете начинать играть. Сам при этом быстренько расстегиваю ширинку, достаю из штанов мой эрегированный пенис и подставляю под ее ножку. Ирина нажимает на член, который проходит между большим и указательным пальцами ее ноги, головка полностью обнажается. И так много раз, совсем не замечая, что длительность звучания ноты совсем не меняется.
К концу гаммы мой пенис доходит до пика удовольствия и я кончаю высокими фонтанчиками на эти красивые ножки, заливая всю стопу. Но такого, конечно же, не было. Это моя больная фантазия.

Со стороны занятия проходили в дружественной и непринужденной обстановке. Я ничего такого двусмысленного ей не говорил. И она тоже не шибко со мной кокетничала. Все в рамках отношений учитель-ученик. Учеником Ирина была очень способным. Иногда я даже забывал о том, что она сочная зрелая самка, чьи большие плоды нужно срочно сорвать и нафаршировать моим горяченьким семенем, пока не остыло. И правда интересно было, как быстро она все схватывала.

***

Был проливной дождь. Я уже рассчитывал провести вечер без преподавания. Думал, только сумасшедший поедет куда-то в такую непогоду. Однако, Ирина приехала на своей белой Тойоте. Во двор въехать не смогла, потому пришлось идти по дождику. Пока добиралась до моего подъезда, дождь зарядил такой сильный, как никогда. Настоящий тропический ливень. Пришла она ко мне вся мокрая до нитки, с поплывшей косметикой и не особо в настроении. Раньше как-то не слышал от нее нецензурной лексики. В этот раз было так много всего сказано в адрес того города, в котором мы живем, что я даже немного перепугался за ее душевное состояние.

— Я могу у вас принять душ и просушить одежду? — говорит.
— Это как просушить? — не понимаю я. — У вас есть сменная одежда?
— Феном очень хорошо все сушится. Если вас не затруднит мне его одолжить минуток на двадцать. Ситуация, сами понимаете. — Ирина снимает с плеч платочек-накидку, с которого течет, будто с половой тряпки. Сегодня она в белом вязаном платье, которое тоже сильно промокло и облегло ее и без того хорошо обтягиваемую фигурку.
— Фен у меня есть. Достаточно мощный, — отвечаю я, доставая фен из шкафчика в коридоре — И ванная комната в вашем распоряжении.
— Я постараюсь поскорее, у нас ведь еще занятия, — говорит она, оправляя платье, которое в силу того, что промокло, при движении задралось чуть выше, чем это позволительно для делового общения. Мельком я успел заметить под светлыми колготками ее розовые трусики.
Ирина, схавтив фен так крепко, словно руль корабля во время шторма, вырвала его из моих рук и, вспомнив расположение моей ванной комнаты, проскочила туда, резко захлопнув за собой дверь. Через пару секунд дверь отворилась и Ира с извиняющейся улыбкой попросила полотенце и гель для душа. Я без труда обеспечил ...

 Читать дальше →
Показать комментарии (2)

Последние рассказы автора

наверх