Оторва по имени Тусик

Страница: 1 из 2

Мало кому из собеседниц на Мамбе я заранее, до первой встречи и первого интима, рассказываю про блокнотик и написание реальных интимных сторек. Ведь висит на сайте знакомств мое фото и указан город, в котором я проживаю — мало ли на каких реальных знакомых доведется попасть (и попадал не раз, кстати). А две особы с высокой социальной ответственностью, поборницы морали и нравственности (что они делали на Мамбе сами — отдельный вопрос), оказавшиеся знакомыми не моими, а супруги, даже явились к ней на работу и пожаловались: вот, мол, твой муж нас клеит, сделай выводы. Я дал жене почитать переписку с ними обеими, и вывод она сделала категоричный: «Шлюхи! А я уже невесть что подумала... «.

Но иногда, особенно при дальних поездках в большие города, когда чувствую колебания собеседницы, а стоит ли встречаться с приезжим, пролетно-мимолетным мужчиной (ведь большинство женщин ищет регулярные, стабильные отношения, даже если речь идет не о выходе замуж, а поиске любовника), я использую свое хобби как козырь, и интригую тем, что при встрече подарю книгу собственного авторства с дарственной надписью. Срабатывало не раз!

Вот и при общении с Тусиком (это такое сокращение, типа Натусик или Светусик) я уловил, что образ чинного чиновника и погруженного в мудреные научные дебри программиста, решившего в кои веки вильнуть налево при посещении столицы, не слишком для нее привлекателен. Даже в начальных репликах, получивших подтверждение затем при личном общении, была видна озорная оторва, готовая гульнуть с размахом (и плевать, что завтра останется без гроша), пуститься в авантюры любого масштаба (иногда и прямо нарываясь на неприятности с законом), способная сорваться хоть в Европу на один вечер, чтобы посетить концерт кого-то из кумиров молодости, хоть в Сибирь на месяц, чтобы отыскать золото Колчака. О том, что она могла курнуть травки с сыном-студентом, и о том, что работала долгое время в службе «секс по телефону», Тусик рассказала мне уже в гостинице, в перерыве между первым и втором заходом.

— Принес книжку? Давай! — ее первый вопрос, когда за нами закрылась дверь номера.
— Как надписать? Твоим настоящим именем или Тусику?
— Тусику, конечно! Меня все знают, как Тусика! «Тусит Тусик, снимает трусики», — пропела на мотив какой-то песенки, сделав пару танцевальных па, и спросила тоном опытной соблазнительницы, — потусим, DD?
— Конечно! — ответил я. — Вот прямо сейчас и начнем. Кто первый в душ?
— Иди ты первым, я пока посмотрю! — схватила книгу, пролистала туда-сюда, — и с рисунками, ох ничего себе. Я думала, если честно, самсебяиздат на принтере, а тут смотри, как серьезно.

— Класс! — резюмировала Тусик, когда я выйдя из душа, подошел к кровати, где она сидела и увлеченно читала, даже не вздумав раздеваться. — Ммм, какой красавчик! — это уже реакция на член, покачивающийся в считанных сантиметрах от ее лица.

Отложила книжку, наклонилась, вобрала головку в рот, зачмокала, задвигала губами, языком, головой, взяла глубже, еще глубже, провела руками по бокам, бедрам, мошонке, застонала возбуждающе, и не успел я опомниться, как нежная прелюдия-минет вдруг превратилась в жесткий трах в рот с максимально глубоким просовыванием до горла, да еще и с ее притягиванием за ягодицы, мол, давай, еби, не бойся! И только я настроился на мысль, ладно, так и быть, сейчас быстренько кончу, раз она сама недвусмысленно на это нацелена, два часа только начались, а потом уже потрахаемся с чувством, толком и расстановкой, как вдруг... фьють, член повис в воздухе, как в пустоте, Тусик уже за метр от кровати в ураганном темпе раздевается и дает указание члену, показывая на него пальцем:
— Жди меня и я приду! — а затем, нацелив палец на меня. — С презервативом! Обязательно! Иначе никак!

Пока героиня принимает душ, самое время ее обрисовать. Я далек от мысли представить ее писаной красавицей, невзирая на груз сорока с лишним лет, прожитых далеко не в ЗОЖ-ном стиле. Лицом на столько она и выглядела, плюс белый цвет волос (именно белый, не серебристый и не светло-блондинистый) непроизвольно вызывал мысли о седине, и тогда, наоборот, возникало недоумение, почему голова нестарой еще женщины сплошь седая. При стройной, поджарой, вполне молодежной фигуре, и энергичном, живом, непосредственном поведении. И лишь восприняв весь ее внешний вид и манеру вести себя в совокупности, можно было прийти к выводу — эмо-переросток. Как пришлась молодость Тусика на конец 80-х, голодных, но веселых лет, так с тех пор, видимо, она и решила не взрослеть, оставаясь неформалкой по жизни для себя и имиджу для окружения. Густо накрашенные глаза без малейшего следа помады на губах, крупные несимметричные серьги и темно-фиолетовый, почти черный цвет маникюра довершали образ бунтарки, пишущей на линованной бумаге поперек.

Ну и первый интимный заход, когда распаренная, свежая, аппетитная Туська вышла из душа, углядела, что я сам натянул окаянную резинку на терпеливо ждущий член и придерживаю его строго перпендикулярно к плоскости тела (кто хочет проехаться по стилю письма, велкам), и что-то мявкнув распаленной пумой, набросилась на меня, оседлала и поскакала то размеренной рысью, то галопом стремглав, изредка пригибаясь к моему лицу и впиваясь в губы жадным, требовательным поцелуем, запросто можно счесть опровержением стереотипов. О том, что это мужчины трахают женщин. Нет, это Тусик трахнула меня, будем честны. Без страпона и всякой иной ерунды, любимой извращенцами, совершенно естественным способом совокупления, без отступлений от природных канонов, но активной стороной, нацеленной на свое удовольствие и скорейшее получение оргазма, была исключительно она сама.

И особо примечательным был финал. Я еле сдержался, чтобы не расхохотаться, настолько был он типичен, но в зеркальном отражении. Тусик заерзала активней, ускорилась, стала яростней насаживаться на член, уперлась руками об мою волосатую грудь, по ходу сжимая и ощутимо-таки тиская, взвыла довольно, и замерла, задрав лицо наверх... рассказы о сексе Я почувствовал, как сжимается член в ее вагине и как, несмотря на латексную защиту, что-то теплое, даже горячее струится, стекает по нему вниз и обильно увлажняет мошонку и бедра. Затем она обмякла, прилегла на меня, уже не жестко-требовательно, а как бы в благодарность за стойкое пребывание инструментом наслаждения, чмокнула в губы и отвалилась набок, закрыв глаза и тяжело дыша. Для полной пародии не хватало лишь отворачивания и храпа, без малейшего интереса, а получил ли удовольствие партнер.

Партнер (то бишь я) от процесса удовольствие получил, конечно, но до оргазма было далеко, всего несколько минут продлился этот бурный коитус, чтобы я естественным образом дошел до пика наслаждения. И Тусик, разумеется, не была настолько черствой и эгоистичной, чтобы лишить меня заслуженного кайфа. Придя в себя, она незамедлительно сорвала презерватив с моего органа, и чередуя ручные ласки с оральными, быстренько довела и меня до извержения, приняв сперму в ротик, но без глотания.

И чего только она мне не рассказала во время перерыва. Про путешествия автостопом и курение плана, про оргии и пьянки, про драки с ментами и обман таможенников, про способы разводки клиентов службы «секс по телефону» на деньги и способы одурачить работодателей. И несмотря что большинство сексуальных приключений неразборчивой в связях Тусика случились в молодые безбашенные годы, я вознес хвалу небесам и собственной выдержке, что не стал настаивать на сексе без презервативов — как известно, береженого бог бережет, а небереженого конвой стережет. Некоторым ее историям позавидовали бы завзятые экстремалы (если, конечно, не сочиняла, увидев мой неподдельный интерес к разным жизненным пикантностям). Например, как она умудрилась отсосать соседу, пока лифт ехал на 17-й этаж. Или как ей удалось потрахаться с одним из гостей, званых на день рождения мужа, причем не под конец в классическом варианте «муж упился ...

 Читать дальше →
Показать комментарии (6)

Последние рассказы автора

наверх