Лабораторная работа. Часть 2

  1. Лабораторная работа. Часть 1
  2. Лабораторная работа. Часть 2

Страница: 1 из 6

Не знаю, сколько мы так просидели, но когда я сдавал ключ от аудитории на вахте внизу, часы «Электроника-5», что висели над головой мирно храпящего вахтёра, показывали»00:08«. Признаться, пока мы спускались с шестого этажа, в голове у меня проносился целый рой мыслей. Я одновременно и винил себя в том, что произошло, и молился, чтобы ненароком не встретить кого-то знакомого сейчас на лестнице (хотя это было маловероятно, учитывая поздний час, но, всё же, возможно!), и одновременно продумывал легенду, которую с ходу придётся выдать вахтёру, если тот спросит: «А чем это вы тут, собственно, занимались в такое время?!».

Разумеется, я мог сослаться на внезапно одолевший меня острый приступ трудоголизма, только вот присутствие в моей компании молоденькой студентки, скорее всего, в пух и прах разбило бы эту теорию. Как бы то ни было, я был рад, что вахтёр дрыхнет, и мне не придётся ничего объяснять. Более того, когда я заглянул в журнал, где фиксировалась выдача и возврат ключей, в последней строке значилось время «20: 52» — это было время как раз почти сразу после обесточки.

Засидевшийся на разных этажах народ массово сдавал ключи в эти минуты и покидал тёмный учебный корпус. Везёт им — конечно, их ведь никто не замуровал в компьютерном классе в компании юной обольстительницы! Я не растерялся и зафиксировал время сдачи своих ключей временем «20: 54», тихонько положил их на стол, где лежало ещё несколько таких же связок, которые спящий страж порядка до сих пор не удосужился водрузить на предназначенный для этого щит у себя за спиной. Затем мы с Сашкой, как нашкодившие школьники, давясь от хохота, на цыпочках, чтоб никого тут не разбудить, спешно покинули здание.

На улице было промозгло и уныло, дождь продолжался. Я достал из портфеля большой чёрный зонт, раскрыл его и посмотрел на свою спутницу. Она рылась в своей сумке, висящей на плече через голову (как носят их почтальоны). Выяснилось, что свой зонт она оставила в аудитории, видимо, он упал на пол, и она его не заметила. Возвращаться за ним было бы, так скажем, неблагоразумно.

— Что ж, иди сюда! Зонтик у меня просторный, поместимся. Всё равно я тебя теперь провожу — предложил я.

— Спасибо! — она будто ждала этого и тут же нырнула ко мне под зонт и обхватила рукой мой локоть.

Мы так и побрели по тротуару, лавируя между лужами, покрывавшими его бóльшую часть. Я то перешагивал их, то обходил. Она же в большинстве случаев подпрыгивала, порхая как бабочка, при этом ни разу не выпустив мой локоть.

— Слушай... ты говорила, тебе до дома на троллейбусе надо ехать, но ведь последний сквозонул отсюда минут тридцать назад! Как думаешь, догоним?

— Точно... блин!!! Пойду пешком, значит. Я уже так ходила... правда, тогда дождя не было. И светло было...

— Ага, и вообще это было, наверное, солнечным летним днём! Двадцать минут на троллейбусе — это же километров 7—8 будет! Льёт как из ведра, темно и холодно, а у тебя даже зонта нет...

Сотовой связи тогда ещё не было. По крайней мере, в нашем городе. А если бы и была, она точно была бы не по карману ни студентке, ни мне — начинающему преподу. По этой же причине вариант с такси тоже рассматривался в последнюю очередь.

Мы прошли пару остановок вдоль проспекта. Я, всё же, попытался за это время остановить несколько проезжавших машин, но, как назло — тщетно — водители шарахались от голосующих прохожих, перестраиваясь в левый ряд. Впрочем, один пронёсся в опасной близости от меня и обдал водой из лужи, я еле сдержался, чтобы не заматериться ему вслед...

— Гиблое дело... А тебя родители, наверное, с собаками уже ищут... — сокрушался я.

— А... Это вряд ли!

— Почему? Разве для тебя в порядке вещей так вот взять и не прийти ночевать?

— Нет, не в этом дело, — смутилась студентка — просто я сегодня собиралась остаться у девчонок в общежитии, и предупредила, что ночевать не приду.

— Так что ж ты молчишь? Пойдём, я провожу тебя к ним, это ведь недалеко! На вахте я договорюсь, тебя пропустят!

— Нет! Не пойду я к ним! Лучше на вокзале ночевать буду! — Саша даже в лице переменилась.

— Тааак... что-то случилось?

— Ну... Надька, с которой я на лабе сидела... дура она, в общем, конченная!

— Понятно... девчонки — они и в Африке девчонки! Ладно — не моё дело! Можешь не объяснять.

— Вы уж извините, но дело это, и правда, не Ваше... — грустно подтвердила Саша.

— Гм... а мы что, снова на «вы»?! — подловил я её.

— Извини... те... Я сама не заметила, как с Вами на «ты» перешла...

— Да ладно тебе, брось! — улыбнулся я и обхватил её рукой, в которой держал зонт, за плечи.

— Мне, и правда, неловко, что всё так... — Саша вдруг захныкала.

— Ну, ты только сырости тут не добавляй — и так дождь уже больше суток поливает!

С этими словами я поставил портфель на асфальт и обнял её обеими руками. Только сейчас я почувствовал, как девчушка дрожит от холода, и не просто дрожит — а вся вибрирует! Надо было что-то делать...

— Саша, я понимаю, как это прозвучит, но смотри... Ты вся дрожишь... А я живу вон в том дворе — крайний дом, угловой подъезд, третий этаж... Живу я один. Квартирка маленькая, однокомнатная, но уютная. Там тепло, светло и сухо. Пойдём, а?..

Девушка молча смотрела на меня широко открытыми глазами. А при словах «тепло» и «сухо» она даже на мгновение перестала дрожать.

— Нет! Я... так не могу, что Вы!..

— Ну, сама посуди: родители уверены, что ты у девчонок, девчонки, я так понимаю, тебя не ждут, с транспортом — полный облом... Что ты предлагаешь? На вокзале тебя оставить? Одну я тебя точно никуда не отпущу — даже не обсуждается, а если пойдём вместе до твоего дома, я к себе домой только утром попаду и тогда точно простыну, потому как только что принял прохладный душ вон из той лужи! — снизошёл я до прямой манипуляции, но мне действительно не улыбался такой марш-бросок через полгорода холодной дождливой ночью.

— Но я не могу так... — повторила она, но уже не столь убедительно.

— Так!!! Пошли, а там, на месте за чашкой горячего чая расскажешь мне подробно, что именно, как и почему ты не можешь! ОК?

Взяв в руку портфель, я развернул девушку в нужном направлении, и, зажав её руку у себя подмышкой, властно, повёл за собой.

Если бы сегодня утром, когда я выходил из дома, мне кто-то сказал, что вернусь я не один, а с девушкой, я бы, наверное, не поверил, но воодушевился. Однако, если бы этот кто-то ещё и заявил, что это будет Саша из 224й группы, бог свидетель — я бы в драку полез!!! Нравилась ли она мне? — да, не скрою! Думал ли я иногда о ней по вечерам, когда приходил домой? — тоже бывало! Но если бы не вся эта череда событий, в обычном жизненном ритме, так сказать, я никогда не решился бы ни на какой шаг в эту сторону... А сейчас я веду её к себе в дом посреди ночи! Это ещё раз ярко иллюстрирует, насколько порой следует быть осмотрительным в своих желаниях — они имеют свойство сбываться, причём иногда неожиданно и очень стремительно!

Через несколько минут я открыл входную дверь, и мы переступили порог. Сашенька была похожа на мокрого котёнка, всё ещё дрожала, лицо у неё было бледным, а и без того тонкие губы — синими. Её красивые каштановые волосы успели намокнуть и сосульками лежали у неё на плечах. По чуть курносому носику стекала крупная дождевая капля. Она так и стояла у двери, вцепившись руками в свою сумочку.

— Да поставь ты уже свой ридикюль и располагайся, — предложил я — а я сейчас чайник поставлю и перекусить нам что-нибудь соображу!

— Хорошо... — согласилась она, разулась и стала снимать с себя пальто.

— Гмм... нет, даже немного не так: тебя надо срочно согреть — ты сейчас же примешь горячую ванну, а я пока займусь ужином.

— Не надо, спасибо... мы же только на чай договаривались...

— Ну, да... чай — это ведь как «три корочки хлеба», к которым обычно прилагается сытный ужин — вспомнил ...

 Читать дальше →
Показать комментарии (11)

Последние рассказы автора

наверх