Прощание с миражами. Часть 1

  1. Прощание с миражами. Часть 1
  2. Прощание с миражами. Части 2, 3, 4

Страница: 1 из 2

Часть первая, неформатная. НАИНА.

(в тексте первой части использованы отрывки из писем моей соавторше Марике при работе над теми фрагментами романа «Собиратель женских душ», где речь шла о возлюбленной главного героя Георгия Гурова — ГГ, чьим прототипом был я — DD)

Привыкнув к стилю эротических рассказов, даже и не знаю, как подступиться к этой героине? Как дать понять, что несмотря на отсутствие секса, у меня к ней была любовь, долго остававшаяся в моем сердце? Как обрисовать перед читателем привлекательность образа как обоснование любви? Впрочем, умный читатель знает и согласен с поговоркой «любовь слепа», и абсолютным достоинством объекта поклонения является сам факт любви, а все остальное сугубо относительно.

Я познакомился с ней в самом начале второго курса, в общаге. Мой друг VV, живший в той же общаге этажом выше, как понимаю, проходился по всем комнатам знакомых со своей поступившей на первый курс сестрой и представлял ее. Зашел и к нам в комнату:
— Познакомьтесь, DD и KK (условное имя парня, и поныне моего близкого и хорошего друга, с которым мы жили в одной комнате и учились в одной группе в институте). Это моя сестра Наина (имя на Н, но именно редкое, а не часто встречающееся Надя или Настя).
— Очень приятно! — ответили мы с KK хором, вскочив со своих кроватей.

С первого взгляда — не впечатлила. Не обалденная красотка, невысокого роста, темно-каштановые волосы, довольно большой нос, миниатюрное телосложение, но с неплохой грудью, навскидку третьего размера. Естественно, она смущалась от того, что ее как маленькую проводят с собой, негласно говоря как бы «это моя сестра, не сметь никому трогать и обижать», при том, что сам VV был уже по нашим меркам довольно взрослым, отслужившим 3 года на флоте и поступившим через нулевой курс, сильным и задиристым парнем. Ему было на тот момент 23 года, нам с KK по 17, а Наине 19.

Весь второй курс и первые месяцы третьего, пока меня не забрали в армию, Наина была для меня именно сестрой друга и шапочной знакомой по общаге. При встрече: привет-привет; VV у вас или где; дай пару кусков хлеба, а то буфет закрыт; ты в производных разбираешься, помоги с домашкой; и т. п.

Естественно, что ее курсовые по математике и программированию делал я, но я делал их даже не десяткам, а сотням знакомым обоих полов, поэтому даже не заморачивался на сей счет.

Мне эмоционально на тот момент была ближе одногруппница Л, скромная и миловидная толстушка, в которую я вот-вот был должен, но не успел влюбиться, из-за отказанного мне, но протанцованного с другим танца и последовавших после этого резких заявлений.

Вернувшись из армии, узнал, что VV перевелся на заочный, потому что еще до того погиб их отец, и он решил работать, чтоб помогать матери и очно учащейся сестре.

Мое сердце молодого парня жаждало любви (тем более после изведанного секса с армейской подругой Люси и не получающимся вариантом кого-то поиметь в нашем женском окружении чисто для траха). Непонятно, каким образом и за что, но мой выбор пал на Наину. Как раз женился в своем городе VV, прислал фотки, я стал заходить к Наине в комнату, беседовать про VV и его молодую жену, про нее саму, и как-то постепенно стало привычкой и неосознанным душевным комфортом каждый день, хоть 5—10 минут вечером, побыть у нее в комнате, увидеть приветливую улыбку, поболтать о чем-то учебно-бытовом, при необходимости помочь с уроками, угоститься чем-то вкусненьким, а не буфетным, и смотреть иногда ее рисунки, новые и старые.

Наина хорошо рисовала. Не маслом по холсту, конечно, но карандашом-пастелью и акварельными красками. Какой-то у нее был романтичный стиль рисунков, одинокие ждущие девушки, парни с грустью в глазах, дождь или неяркое очарование переменчивой погоды, мне очень они нравились. Причем рисовала для себя, редко кому что дарила и ничего не продавала.

Пригласил на спектакль, потом на концерт. Пошла с охотой. Одно из волнующих воспоминаний после возвращения с концерта. Была зима и заледенелые дороги, она чтоб не упасть, взяла меня под руку. Как ожог через бог весть сколько слоев зимней одежды почувствовал ее касание. Потому что более никаких телесных контактов не было. Не решался я обнять, поцеловать. Может глуп был и юн... Не знаю...

А спектакль был не простой, однако. Заезжие гастролеры из Питера давали «Интердевочку». По сарафанному радио пустили слух, что на сцене... о ужас... трахаются и даже... куда катится страна... минетят. Видеосалоны уже набирали силу, порнухой никого было не удивить, но вживую, на сцене! Представляете, какой был аншлаг?! Звучала в бешеном ритме музыка, яростные вспышки цветомузыки слепили глаза, а одетые в облегающие трико телесного цвета актеры и актрисы, действительно, имитировали и классику в разных позах, и орал. Пунцовая от смущения Наина поначалу прятала глаза, но потом врубилась в суть надувательства, и даже съязвила по поводу бедолаг артистов, с которых, небось, семь потов сошло под жаркими лучами рампы. А я сладостно мечтал о том, как сделаю наяву с Наиной то самое, что играли артисты понарошку. Наивный...

Затем был некий эпизод с ее родственником, которого мы навестили в психиатрической лечебнице. Умный человек, журналист, издавший пару книг, но гонимый местными властями (тех мест, где жила семья Наины), он стал пить, опустился, стал типичным бомжом-алкоголиком, и его прислали на лечение в тот город, где мы учились в институте.

Выйдя из дома скорби, Наина расплакалась у меня на плече. «Я не хочу туда, я хочу оставаться здесь, видишь, что с ним сделали». Сердце у меня сжалось от жалости и желания помочь ей, но на поцелуй все же не решился, только гладил по волосам и говорил «ты не уедешь, я тебя не отпущу».

Потом было признание в любви. Я с утра купил цветы, поднялся к ней в комнату (мы учились во вторую смену), с большим волнением и переживанием смог сказать нужные слова. «Люблю тебя, будь со мной, выходи за меня замуж», если совсем кратко.

«Я подумаю» — вкратце ответ был таким.

И она «думала» 4 года. Нет, никогда она не сказала «да» или не повела себя так, чтоб я обманулся и подумал, вот, наконец, она полюбила меня. Но она не говорила резких и обидных слов, не отталкивала от себя окончательно, принимала мои знаки внимания и подарки, иногда посещала со мной культмассовые мероприятия, но всем поведением подчеркивая — это не мой парень, это просто знакомый.

Тут надо вот еще что сказать. У меня с Наиной (пока она училась и жила в общаге) было как бы 2 периода отношений. Первый — очень для меня хороший, она с удовольствием принимала все знаки внимания, в охотку посещала концерты и прочее, выходила на прогулки со мной, бывало, что я сопровождал ее в институт или обратно, для ее окружения (подруг и соседок по комнате) я стал даже восприниматься как ее парень. порно рассказы А потом, как черт из табакерки, появился некий ее троюродный брат, взявший на себя часть ее бытовых забот и хлопот, и Наина на людях снова стала относиться ко мне как к шапочному знакомому, а не поклоннику с серьезными намерениями. Но было уже поздно, я увлекся не на шутку. Я на этого брата в душе негодовал, конечно, но понимал, что если ее привязанность ко мне носила не эмоциональный, а прагматичный характер, то рано или поздно охлаждение бы случилось. Однако этот факт понимал мой разум, а чувства я продолжал питать самые нежные, и надеяться хоть на чудо.

Да, любовь слепа, и я безумно надеялся ее все же очаровать и влюбить в себя. После окончания учебы она уехала в свой родной город, и я трижды поехал навестить ее (формально, к ее брату VV, а на самом деле тоскуя по Наине). Я очаровал их маму, невестку и маленькую дочурку VV, но не саму Наину. Особенно ко мне привязалась (во время второй поездки, летом 1991 года) годовалая дочка моего друга. Я с ней часто гулял, она училась ходить, держась за мой палец, и за неделю моего пребывания малышка очень трогательно ...

 Читать дальше →
Показать комментарии (2)

Последние рассказы автора

наверх