Амфимиксис

Страница: 2 из 6

континент в приёмную семью.

Лерку потом часто вызывали на процедуры в различные центры и лаборатории. Результатов она не знала, но догадывалась, что связано это с тем, что у неё быстро заживают раны. Стоило ей порезаться, как через час уже не оставалось и следа. В лабораториях её резали и даже ломали кости, наблюдая и анализируя то, как проходит процесс восстановления.

Сначала Лерка противилась этому, но когда поняла, что от успешности этих тестов зависит её будущее, стала проявлять терпение.

Мальчикам, у которых были литеры «А» и «В», можно было только посочувствовать. Так как их ждали большие испытания и трудности. Даже имея отличный генотип, мальчик не получал гарантию попасть в элитную касту. Многолетние опыты и эксперименты показали, что даже чистый генотип может вызвать мутацию без должной проверки жизненным опытом. И если у женщин это проявлялось слабо, то у мужчин, качество генетического материала напрямую зависело от его жизненного опыта. Именно мужчины являлись активаторами мутационных процессов, именно их гены определяли пол ребёнка, его темперамент, психические качества и пр. От матери ребёнку передавались особенности физиологических процессов, внутренних органов и систем, тип и вид нервной системы.

Поэтому в соответствии с законом и принятых к нему дополнительных протоколов, мальчиков с детства подвергали серьёзным физическим и психическим тренировкам и испытаниям. К 16-ти годам 80% процентов из них исключались из списка кандидатов на отцовство и лишались своих категорий. Их подвергали стерилизации и переводили в категорию «С». Но и тем, кто выдерживал тренинг, чьё здоровье и психика справлялись с тренировками и тестами, трудно было позавидовать, так как они отправлялись в тренировочные лагеря. После прохождения в 18-ть лет заключительного генном теста, юноша призывался на службу. Так как военных конфликтов на планете уже не было несколько столетий, то служба заключалась в прохождении тренировок и выполнению заданий с опасностью для жизни и здоровья.

Так устроен мужчина, у которого формирование половых клеток и качество генетического материала напрямую зависит от тех критических ситуаций, которые мужчина пережил. Адреналин и другие гормоны выделяющиеся при стрессе являются теми факторами, которые укрепляют и совершенствуют геном человека. Юношей подвергали настоящим пыткам и страшным испытаниям.

Из рассказов прошедших лагерь удалось узнать, что поединки друг с другом до потери сознания, нахождение на морозе без одежды, удары током, расстрел резиновыми пулями, утопление и пр., было нормой для обычного тренировочного дня. Проходившие службу должны были драться с хищниками, совершать прыжки в воду с большой высоты, прыгать с парашютом, плавать с аквалангом среди акул. Инструктора придумывали самые извращённые способы уничтожения тел и психики кандидатов. За 15-ть лет такой жизни только 1% юношей доживали до выпуска. Остальные или погибали или получали травмы, которые не могли им позволить стать отцами. Каждый год выпускалось только 100—130 мужчин, а 10—13 тысяч снова призывалось. Но даже после выпуска, мужчины продолжали проходить тренинг и испытания, хоть и в более мягком режиме. Их тела должны были сохранять своё здоровье и свои качества как можно дольше.

Они проживали в комфортных, с экологической и бытовой точки зрения, условиях, государство обеспечивало им более чем достойное пожизненное содержание, у них были все блага и льготы, возможные в этом Мире. Их имена и лица знали, ими восхищались, их боготворили, от них мечтали родить ребёнка.

Прошедшие лагерь, внешне пугали всех, кто их видел. Лица и тела обезображены шрамами от острых предметов, огня и укусов. Всем им было не больше 35-ти, но выглядели они на 50-ть. В глазах была только злоба и полное равнодушие ко всем нормам морали. Большинство имели значительные отклонения в психике, и порой совершали страшные вещи. Но это было цена за тот дорогой и крайне необходимый генетический материал.

Выживших направляли в Амфимиксисы по всему Миру, где они передавали свой генетический материал тем женщинам, которые прошли свой, более мягкий, но не менее скрупулёзный отбор.

Амфимиксис — это система контроля за мутациями, определения категорий, определение и мониторинг развития кандидатов на материнство и отцовство, центр оплодотворения. Именно туда поступали женщины на оплодотворение и туда приезжали мужчины из лагерей.

Валерия уже сбилась со счёта, сколько раз там была. Её вызывали и она обязана была явиться. На её айдишнике высвечивалась дата и время приёма. Её отпускали с занятий, и опекуны отводили её в Амфимиксис. Там её встречали и направляли то в одну, то в другую лабораторию. Уколы, анализы, процедуры, обследования. Часто больно, часто противно, часто стыдно. Но Лерку воспитали так, что она спокойно терпела.

Однажды, когда ей было лет 14-ть, на одной из процедур стало плохо, и её оставили в палате для реабилитации. Придя в себя и почувствовав, что силы вернулись, Лерка запросилась домой, но ей отказали, заставив остаться на весь день и ночь под присмотром врачей. Довольно быстро Лерка заскучала и от нечего делать стала прогуливаться по палате, потом, выбралась в коридор. Дежурная сестра рявкнула на неё, чтоб она не вылезла, но этого хватила на час. Лерка выждала, когда сестра отойдёт с поста и рванула по коридору. Ей без разницы было куда бежать, лишь бы подальше от своей палаты и скуки. Как специально, в конце коридора стоял с открытыми створками лифт. Лерка недолго раздумывала и заскочила в него, выбрав на панели цифру 4-ре.

Лифт пискнул, мягко закрыл створки и повёз девочку в неизвестность. Это пугало и одновременно радовало девушку.

— Наконец-то приключения!

Кабина остановилась и так же бесшумно открыла дверцы. Лерка вышла и оказалась в полутёмном коридоре. Это был явно какой-то технический этаж. На дверях были надписи: «Техническая мастерская», «Сетевая», «Сервер-1». Лерка с интересом шла по коридору и по очереди пыталась открыть двери. Но все они были закрыты на магнитные замки. Вдруг, когда Лерка коснулась одной из дверей, та щёлкнула и раскрылась. «Смотровой балкон» было написано на двери. Лерка осторожно зашла и оказалась в длинном коридоре, у которого вместо стен, были стёкла, через которые и поступал свет. Она зашла и поняла, что балкон расположен сверху какого-то большого комплекса. Внизу были разделённые перегородками помещения и много людей в белых халатах.

Лерке стало любопытно, и она стала изучать нижнее пространство. Всё было как на ладони. В одном из помещений она увидела несколько женщин, разного возраста в обычной одежде. Они сидели на диванчиках и просматривали свои айдишники, явно коротая время и чего-то ожидая. Одна из них, совсем молоденькая, лет наверно 18—19-ти заметно волновалась. Она не смотрела новости и не обменивалась сообщениями в сети. Она нервно теребила цепочку на шее и постоянно вертела головой.

Дверь в эту комнату открылась и человек в белом халате, с маской на лице, видимо пригласил их идти за собой. Женщины быстро поднялись и пошли за ним. «Нервная» вышла последней. Лерка решила проследить за этой группой, посмотреть, что будет дальше. Её заинтересовало, что может так беспокоить молодую. Лерке пришлось немного пройти по коридору вдоль окон, чтобы увидеть, что группа зашла в другое помещение. Там было много шкафчиков и скамейки. Женщины стали раздеваться, снимая с себя одежду. «Нервная» чуть помедлив, последовала их примеру. Женщины разделись полностью, сложив одежду в выданные им мешки, и положили их в шкафчики. Лерка отметила, что «нервная» стесняется и прикрывает своё тело. Другие же женщины вели себя непринуждённо, что свидетельствовало о том, что они тут уже не в первый раз.

Затем группу женщин направили в соседнее помещение, где стояли какие-то моющие системы. Каждую женщину намывали два человека, в белых непромокаемых халатах. Сначала был душ. Причём струйки воды ударяли очень сильно, и били сверху, снизу и с боков. Люди ...  Читать дальше →

Показать комментарии (1)

Последние рассказы автора

наверх