Гладиатор

Страница: 2 из 2

топор, оборачиваюсь.

Меня недаром прозвали Два Топора.

Увернувшись от удара шипастой дубины, оказываюсь у него за спиной и сжав топор двумя руками, как дровосек рублю могучий позвоночник. Выдергиваю топор и наношу новый удар. Потом еще. И еще.

Огромное тело, как подрубленный дуб тяжко падает наземь. Я стою над ним, весь забрызганный кровью, сжимая в руке окровавленный топор.

Трибуны сошли с ума. Рев стоит такой, что закладывает уши.

СЕ-ВЕР!!! СЕ-ВЕР!!! СЕ-ВЕР!!! СВОБОДУ!!! СВОБОДУ!!!

Мало кто решиться пойти против гласа толпы. Даже император.

Император встал. Шум постепенно стих.

— Глас народа, глас богов. Гладиатор Север Безумный, отныне свободный человек и гражданин Великого Рима.

Я бросил взгляд на Тибериуса Карра. Досада в глазах. Дурак, он не знает, что я никогда ничего не забываю. И не прощаю.

Тусклый свет маслянного светильника озаряет маленькую каморку. Под Ареной таких полно. Выжившие на Арене могут отдохнуть и обработать раны.

Этот бой не прошел для меня бесследно, новый шрам на правой груди обеспечен. Когда я получил его, даже не помню. Скорее всего распорол краем щита Грека когда толкал его. Кровь течет не сильно, но...

Старый Пуллий принес флакон с целебной мазью. Отдав его мне сказал

— Север, там... К тебе пришли... Ну, твоя...

— Спасибо, старик, я понял.

Пуллий вышел, и в каморку ворвался ураган. Юния Карра.

— Север, как же я за тебя боялась. Север... Когда ты стоял на арене весь в крови, я чуть не бросилась к тебе... Север, ты ранен?

— Ерунда, царапина.

Она отстранила мою руку с губкой, провела ладонью по груди. На ее руке осталась моя кровь, она поднесла ладонь к губам и слизнула ее. Глаза ее затуманились. Она склонилась к ране и принялась вылизывать ее.

В карих глазах Юнии похоть. Кладу руки ей на плечи, и давлю вниз. Мой законный приз, жена моего врага покорно опускается передо мной на колени.

Ноздри Юнии Карры трепещут, жадно вдыхая крепкий дух вспотевших чресел и свежей крови, пропитавших мою повязку.

Она прижимается лицом к влажной ткани и дрожащими от нетерпения руками пытается добраться до содержимого. Узел на поясе завязан на совесть, и Юния впивается в него зубами.

Наконец ей удалось справится, и уже ни на что не годная тряпка отлетает в сторону.

Прекрасное лицо холеной римской патрицианки, трется о грязный член бывшего раба.

Губы раскрываются и жадно обхватывают его. Она буквально заглатывает мой фаллос, он проникает в самое горло. Да-а, в искусстве фелляции жена патриция Тибериуса Карра заткнет за пояс всех портовых шлюх по обеим берегам Тибра.

И она не одинока, уж я то знаю. Сколько их, матерей, жен, дочерей благородных римских патрициев прошли через мою постель. А сколько через постели таких же, как я. Не счесть. Но Юния Карра, лучшая среди всех.

Проглотив набежавшую слюну и немного отдышавшись, Юния вновь набрасывается на мой член.

Ее черноволосая голова скользит по стволу взад и вперед, постепенно увеличивая темп. И когда мое напряжение нарастает, она останавливается и принимается играть с ним. Ее ловкий язык вытворяет такие чудеса, что я задаюсь вопросом, а не брала она ли уроки мастерства у базарных акробатов-циркуляторов?

Мои яйца уже блестят, так она отполировала их своим шершавым язычком.

Я больше не выдерживаю, ярость кипевшая в моих жилах там, на Арене никуда не делась.

Одним размашистым движением руки смахивая все со стола.

Хватаю Юнию за волосы и поднимаю с пола. Рывком срываю с нее столу и тунику. Подхватываю ее за талию и сажаю обнаженную Юнию на стол, перед собой. Ее бедра расходятся в стороны, приглашая меня войти.

Ярость все еще кипит в крови, обхватываю ее бедра руками...

БОООЙ

Я вгоняю живой клинок в податливое женское тело. Она откинув голову назад стонет.

— Да-а... Север... Даааа... Сильнеее... СЕВЕР... Не жалей... Я твоя... Я хочу тебя... Севееееер...

Кричи. Кричи сколько хочешь. Толстые стены хорошо гасят звуки, а за дверью стережет старик Пуллий, хотя какой он старик. Сорока еще нет. Каменоломни.

Точеные ноги в изящных сандалиях с высокой оплеткой почти до колен, обхватывают меня. Ее руки острыми ногтями впиваются в плечи. Я не чувствую боли. Ярость бурлит в моих венах. Ярость битвы и соития. Они так близки. Как два побега из одного корня.

Я вновь и вновь врываюсь в ее лоно, утверждая свое право победителя.

Ее глаза смотрят на меня, глаза самки отдающейся сильнейшему. А это право я заслужил. Заслужил на Арене. И сейчас я получаю законную награду.

Она содрогается от моих толчков, упругие груди колышутся в такт моим движениям.

Я отстраняюсь. Ее удивленный взгляд в мои глаза.

Сжав ее талию, снимаю Юнию со стола и опускаю на пол.

Разворачиваю к себе спиной и надавив на спину кладу грудью на стол.

Довольный вздох, и она слегка раздвигает ноги.

Отвешиваю сочный шлепок по тугой заднице благородной римлянки.

Раздвигаю руками ягодицы и плюю на сжавшееся колечко ануса.

Юния начинает беспокоиться, но получив очередной увесистый шлепок послушно замирает.

Мой фаллос резко врывается в Юнию с черного входа. Громкий вскрик, на который я не обращаю внимания, и продолжаю раз за разом долбить покорный зад патрицианки.

Ее руки скребут неровные доски стола, стоны и всхлипы оглашают каморку.

Я уже не могу остановиться, мои бедра раз за разом громко шлепают по женским ягодицам. Юния тихо подвывает. Хватаю ее за бедра и что есть мочи натягиваю на себя.

Все. Я больше не могу сдерживаться. Накопленная мной ярость изливается горячей струей спермы в задницу Юнии.

В изнеможении опускаюсь на лавку. Рядом сползает на пол римлянка.

Она бочком сидя на полу, кладет сложенные руки на мое бедро и уперев о них подбородок смотрит мне в лицо.

— Знаешь Север, мне кажется, я влюбилась... Ты догадываешься, в кого? — она смотрит на меня уже совершенно спокойными глазами. Похоть ушла. А я ведь даже не заметил, когда она кончила.

— Понятия не имею...

— Дурак... Дикий варвар... Одно слово, гладиатор...

Я усмехаюсь. Юния красивая, развратная, как большинство благородных патрицианок Вечного Города, и умная. А вот это, уже редкость.

— Ну, а что ты хочешь от дикаря?

— И кому ты это рассказываешь? Дикарь... А «Записки о Галльской войне» кто под тюфяком прячет? Если ты меня на этом тюфяке разложил, это не значит, что я под тюфячок не заглянула.

— Юния, скажи а виноградники в Кампании, ведь тебе достанутся если вдруг с твоим мужем что-то случиться?

— По договору и виноградники и винодельня, как и вилла под Капуей отойдут мне, только что с этим боровом случится? Здоров как бык трехлеток. Вон очередного молоденького раба себе купил.

— Знаешь, Рим опасный город, грабителей развелось, по улицам ходить стало опасно. Особенно вечерами.

— Да ты прав. Рим опасный город. Особенно вечером. — Умненькие глазки уставились на меня со все возрастающим интересом.

Я ничего не забываю. И не прощаю.

Эпилог. Пять лет спустя.

Они идут. Калиги месят дорожную грязь. Бесконечная змея легионов, сверкая стальной чешуей лорик, ощетинившиеся зубьями пилумов, прикрывшаяся скутумами, вползает в лес.
Римляне... Они, как вши, пьют кровь моих родичей. Они пожирают их плоть и отравляют души.
Я встаю в полный рост. На мне нет брони. Броня для трусов. Моя броня, скорость. На мне только кожаные штаны и мягкие сапоги. Мой покрытый шрамами торс, обнажен. Лишь волчья шкура на моих плечах. Я поднимаю вверх два топора. Да, я больше не Север.
Я вновь, Рагнар. Рагнар Два Топора. Если, Один сохранит мне сегодня жизнь, возможно, когда-нибудь я снова стану Рагнаром Скальдом. Круг завершится.
Из моей глотки рвется волчий вой. Легионеры оглядываются, суетятся, я вижу в их глазах страх. Нет, вам не успеть, не успеть встретить меня сплошной стеной щитов. Сегодня бой будет, по моим правилам. Сегодня не будет стального кулака легионов. Римляне растянулись по лесной дороге. Их можно бить по частям. Как тогда, на Арене. Арминию идея понравилась.
Я бросаюсь с холма, ноги рвут землю, они несут меня вперед. Туда, где строятся они. Римляне. Сегодня я вдоволь напьюсь их крови.
Я бегу вперед. За моей спиной нарастает гул. Да, сегодня я не один. По склону холма, за мной на змею легионов накатывает многотысячная волна тех, кого они презрительно зовут варвары.
Да, МЫ ВАРВАРЫ, и сегодня здесь, в Тевтонбургском лесу, МЫ возьмем ИХ жизни.

Мои ноги отталкиваются от земли, и я бросаю свое тело вперед. В самую гущу врагов.

БОООЙ...

Оценки доступны только для
зарегистрированных пользователей Sexytales

Зарегистрироваться в 1 клик

или войти

5 комментариев

Добавить комментарий или обсудить на секс форуме

Последние сообщения на форуме

Погода за окном и в доме Айрини_Ф 5 августа 2018 в 23:56 Культурная жизнь

Исповедь Katerina-68 5 августа 2018 в 23:03 Культурная жизнь

Дорога к дому Prostov 5 августа 2018 в 15:59 Культурная жизнь

Поздравления !!! :) Ялынка 5 августа 2018 в 15:43 Фан-клуб SexyTales

Вопросы от новичков Ялынка 5 августа 2018 в 15:37 Новичкам

Последние рассказы автора

наверх