Гладиатор

Страница: 1 из 2

Медные бляшки калиг мерно звякают по шлифованному камню, при каждом шаге.

Сто двадцать шесть шагов. А за ними, жизнь или смерть. Сто двадцать шесть шагов.

Ворота в конце коридора раскрываются, после полумрака коридора, яркий свет слепит. Мерный гул толпы заполняет все вокруг. Они ждут. Ждут зрелища, ждут крови. Они жаждут видеть, как льется кровь. Чужая. Они предвкушают чужую смерть. Глупцы. Придет время, и их кровь потечет по улицам Вечного Города, их жизни будут со смехом забирать те, кого они презрительно называют варвары. Да, варвары, варвары потому что пьют неразбавленное вино, не бреют бород, и носят штаны. И эти самые варвары будут, как свиней резать тех, кого лишь по недоразумению называют мужчинами, а их жены будут ублажать победителей. Они и сейчас это делают, причем с удовольствием. Юния Карра.

Я делаю шаг из полумрака, на залитый солнцем песок Арены. Сто двадцать седьмой.

Трибуны взрываются восторженным ревом.

— СЕ-ВЕР... СЕ-ВЕР. — Скандирует толпа. Они, зовут меня Север, Это имя дали мне римляне, Север Безумный. Римляне. Разжиревшие на чужой крови хряки, не могущие ублажить даже собственных жен. Там, где студеные волны разбиваются о скалы родного фьорда, меня звали по-другому. Совсем по-другому. Рагнар Скальд. Потом я стал Рагнар Два Топора, и вот теперь, я Север Безумный.

Я делаю несколько шагов вперед и поднимаю руки. На мне нет брони, я всегда так выхожу на Арену. Калиги и набедренная повязка. Мой лоб прикрывает широкая матерчатая повязка, она хорошо впитывает пот и не дает моим длинным светлым волосам лезть в глаза. В правой руке длинная спата, в левой гладиус.

Ворота напротив медленно открываются. Из сумрака на ярко освещенную южным солнцем Арену выходит мой противник.

В правой руке короткий гладиус, в левой небольшой прямоугольный щит. Правая рука и нога защищены стеганной броней, на животе широкий пояс с железными бляхами. На голове открытый шлем. Судя по лицу италиец.

Ворота не закрываются, похоже, что у меня сегодня не один противник. Двое не так уж и страшно, трое уже гораздо хуже.

Второй выходит на арену. Грек. На голове греческий шлем с широким гребнем из конского волоса, торс прикрывает бронзовая кираса с юбкой из проклепанных кожаных полос, на ногах бронзовые поножи, в левой руке большой круглый щит, в правой копье. На поясе короткий меч. Мечник и копейщик. Ворота все еще открыты, неужели третий.

Да третий. Сухощавый, темнокожий нумидиец, с трезубцем и сетью в руках. Ретиарий. Наихудший расклад из возможных.

Ворота все еще открыты. Четвертый. Бритт. Копна светлых волос, длинные усы, расписанное синими татуировками обнаженное тело. Длинный овальный щит разрисованный кельтскими узорами, топор на длинной рукояти.

С четверыми мне еще не приходилось сталкиваться.

Ворота открыты. Пятый. И это моя смерть. Здоровый, выше меня на голову. Бритый наголо череп, покрытая шрамами, это даже лицом нельзя назвать, морда. Гора мышц под эбеново черной, лоснящейся кожей, заточенные зубы. В могучей лапище короткая рукоять с цепью, а на цепи шипованный железный шар, чуть меньше моей головы. В другой лапе дубина с шипами.

Ворота закрылись. Бросаю взгляд на Тиберуса Карра, распорядителя боев. Кривая, довольная ухмылочка, рядом с ним сидит Юния Карра, его жена. И моя любовница.

Но времени у меня нет. Удар гонга.

БОООЙ.

Они стоят полукольцом. В центре чудовище, по бокам Италиец и Грек. По краям Нумидиец и Бритт.

Самый опасный сейчас для меня Нумидиец. Мое спасение скорость, а его ловчая сеть, моя смерть.

Монстр решительно движется ко мне. Остальные за ним.

Я поворачиваюсь к Бритту, посылаю ему поцелуй и делаю руками движение, как будто натягиваю его жопу, на свой член. Он взбешен и вопя бросается ко мне.

Именно на это я и расчитывал. Кельты очень легко поддаются гневу. Остальные не успевают среагировать, его атака слишком внезапна.

Бросаюсь навстречу Бритту, обхожу его справа, приняв его топор на гладиус, спатой вспарываю обнаженный живот.

Отпрыгиваю назад, разворачиваюсь и бегу от преследователей вдоль ограждения Арены. Краем глаза вижу, как Бритт падает на колени, пытаясь удержать вываливающиеся на песок сизые потроха.

Я бегу. Я взял первую кровь, но их еще четверо, и ретиарий. Нумидиец буквально висит у меня на хвосте. Монстр и Италиец отстали, а Грек решил перерезать мне путь, ну да, в его броне бегун из него никакой. А вот встречаться с ним и Нумидийцем одновременно, мне почему то не хочется.

Резко разворачиваюсь и что есть мочи бросаюсь на Нумидийца. Сеть такая штука, к броску надо подготовиться, а он оказался не готов. Мы слишком близко. Он бьет трезубцем, ловлю его на спату и отклонив в сторону погружаю гладиус в податливую плоть вверху живота. Проворачиваю. Вырываю назад. Клинок с чавком выходит наружу, кровь из широкой раны выплескивается на песок. Кровавый песок Арены. Нумидиец неверяще смотрит на свою кровь льющуюся у него между пальцев. Он еще не понял, что уже мертв. Но мне некогда, те двое все ближе.

Бегу дальше, хорошо что на мне нет брони, давно бы уже запыхался, а так... Так я могу бегать часами.

А вот и Грек. Защита у него что надо. Надо ему, мне то как раз его защита очень даже мешает. Было бы достаточно времени, я бы потанцевал вокруг него, и достал бы эту черепаху из панциря. Но времени нет. Надо действовать быстро.

Налетаю на него сходу, отклонив спатой копье, перерубаю его гладиусом, бью ногой вниз щита. Острая кромка больно бьет Грека по обнаженным бедрам. Кровь пятнает начищенную бронзу. Толчок плечом в щит и Грек падает на спину. Пытается трясущейся рукой достать меч, но мой гладиус уже вошел во впадинку у основания горла. Грек захлебнулся собственной кровью, выдернув меч, я оставляю булькающего противника умирать, и бегу дальше.

Оторвавшись от медлительных преследователей перевожу дух.

Дикая гонка на пределе сил закончилась. Я оглядываюсь вокруг. Сквозь шум крови в ушах до моего сознания добирается внешние звуки. Трибуны ревут, зрители вскочив с мест машут руками, женщины визжат. Одна, поймав мой взгляд рывком спускает тунику, обнажая груди, протягивает ко мне руки.

Другая, увидев ее вообще скинула одежду и голая прыгает на трибуне размахивая над головой туникой, ее муж пытается утихомирить разошедшуюся жену, но она отталкивает его, зато чужим рукам она дает полную волю. Но смотреть на то, что происходит на трибунах мне некогда.

Враги приближаются. Не бегут, идут быстрым шагом. А Италиец не дурак, не отрывается от гиганта. Сейчас именно он моя проблема. Эту огромную тушу я разделаю, но Италиец не позволит мне этого сделать. Значит именно он моя цель. Хотя...

Я срываюсь с места и бегу по широкой дуге, моя цель Нумидиец. Он еще жив, пытается отползти от меня в сторону. Не дергайся, ты мне не нужен. Втыкаю клинки в песок. Подхватываю сеть и трезубец.

Двигаюсь навстречу противникам. Делаю вид, что собираюсь атаковать гиганта. Италиец купился, чуть отойдя в сторону он начинает обходить меня, что бы напасть со спины.

И отрывается от напарника. Именно этого момента я и ждал. А он нет. Прыгаю к нему и бросаю сеть. Он явно не ожидал атаки, сеть не очень прочно спеленала его, он почти освободился. Но именно почти, мелькнувшая передо мной обнаженная спина, прекрасная мишень.

Острые зубья трезубца, с загнутыми крючками на конце вонзаются в человеческое тело. Рву оружие назад, оно плохо выходит, приходится тянуть из всех сил, наконец оружие свободно. Три зияющие рваные раны в спине, с ошметками мяса. Италиец воет. Я вновь вгоняю ему в спину трезубец. И оставляю его торчать из спины.

Еле успеваю увернуться от шипастой смерти. Шар врезается в песок.

Я безоружен. Остается бежать.

Впереди лежит тело Бритта, он пытался ползти и кишки тянулись за ним, оставляя широкий кровавый след. Песок хорошо впитывает кровь. Но ее было слишком много.

Подхватываю рукой ...

 Читать дальше →
Показать комментарии (5)

Последние рассказы автора

наверх