Гоблины: Охота на супергероинь. Глава 1

Страница: 2 из 3

под ударами самки железа остужал самые горячие головы. Нет, сейчас, разгоряченным от похоти, им не было страшно, но инстинкты все же говорили, что нападать в открытую это самоубийство. И необходимо или придумать план атаки, или дождаться подходящего момента, чтобы оседлать, заполнить семенем и покорить эту опасную, но такую притягательную сучку.

И нужный момент настал.

Когда самка неожиданно начала ублажать себя, неизвестных чуть было не хватил удар от скакнувшего в небеса, в прямом и пренесносном смысле, приступа невообразимой похоти. Один даже выскочил было из кустов, намереваясь кинуться к девушке, но его перехватила и затянула назад зеленая рука более опытного товарища. Несколько минут из кустов слышалась возня и приглушенные звуки ударов ветерана, вколачивающего молодежи принципы дисциплины и объясняющего кто тут главный. А затем наблюдение за стонавшей в экстазе и извивающейся на земле опасной самкой продолжились.

И только когда сучка достигла наконец своего предела и выгнулась в оргазме, а затем бессильно осела на земле, неизвестные все-таки вышли из кустов. Это оказались зеленые карлики, среди которых был и тот, впервые появившийся на острове, и еще пятеро новых уродцев, практически не отличающихся мерзким внешним видом от своего прародителя.

Инстинкты гоблинов говорили, что, какой бы опасной и сильной самка ни была, она крайне уязвима во время полового акта. Причем не обязательно даже добровольного секса. Главное всегда как можно быстрее добраться до обнаженного влагалища, попки, сосочков вымени или рта сучек и потом они уже не смогут толком сопротивляться. В этих местах самки настолько чувствительны, что захват таких стратегических зон это практически гарантированная победа. Да и длинные волосы жертв обычно тоже неплохой объект для первоначальной атаки захватчиком, так как умные сучки всегда надежно прикрывают свои интимные зоны. Иногда даже прочной броней. А вот рывок за волосы доставляет им очень сильную боль и, на уровне все тех же инстинктов, уже сразу показывает некое главенство, нападающего мужика. Редкая сучка сможет удержаться после такого от рефлекторного вскидывания рук к своей волосам, что уже делает их в этот момент очень уязвимыми.

Но БОЛЬШЕ всего уязвима и беспомощна самка после своего оргазма. Обнаженная, ослабленная, с туманом в голове, даже не способная толком сфокусироваться и ясно мыслить... а еще с уже готовой главной дыркой... Она представляет собой идеальную и легкую мишень. Прямо как сейчас.

Гоблины еще не знали, но их мысли действительно оказались во многом верны и в отношении могущественных амазонок, правда несколько по иным причинам.

В обычном своем состоянии обладающая божественным благословением воительница могла отправить полетать даже настоящий многотонный танк. Но... В момент сексуального наслаждения ее сила начинала быстро уменьшаться, а после оргазма и вовсе на какое-то, правда недолгое, время полностью пропадала. Даровавшая им силу Афина никогда не объясняла этого феномена, но некоторые «опытные» амазонки шепотом шутили, что это просто потому что сама богиня является девственницей и вообще всячески избегает всего, что хоть немного связано с сексом или ласками. Даже между девушками, что практиковали и не считали зазорным многие даже девственные амазонки.

Впрочем, были и более умные воительницы, которые говорили, что это может быть своего рода лазейкой к нормальной жизни, специально оставленной поистине мудрейшей и сильнейшей среди богов, Афиной. Богиня оставляла своим подопечным возможность выбирать свой путь. Быть всегда могучей амазонкой или... когда-нибудь завести отношения с нормальным мужчиной и даже завести семью. А какой может быть секс и удовольствие от него, если вторая «слабая» половинка способна стальную балку завязать узлом?

Эта уязвимость никогда еще не вредила амазонкам, да и известна была лишь им самим, но сейчас... она невольно обернулась против распластавшейся на земли и тяжело дышащей смуглой воительницы...

Подойдя к так все еще и не обнаружившей компанию девушке и по-хозяйски ее оглядев, старший гоблин вдруг наклонился и резко раздвинул ее тренированные, но стройные ножки в стороны.

— А... — Самка наконец открыла еще мутные от оргазма глаза и даже попыталась было что-то сказать, но уже не успела. Крупная мясистая и постоянно пульсирующая головка толстенного и длинного гоблинского члена, увитого узором из вздувшихся вен и покрытого множеством наростов, сначала на миг зависла над все еще текущей киской девушки...

А затем...

Член резко и грубо вошел в самку, сразу углубляясь на всю длину ее смазанной узкой норки и мощным толчком упираясь прямо в матку. В следующий миг окружающий лес вздрогнул от оглушительного крика, в котором смешалось все — безумная боль, удивление и полная беспомощность взятой девственной сучки, которую впервые насадили на огромный член.

В принципе, даже без своей божественной силы амазонка оставалась профессиональным и опаснейшим воином с опытом сражений во многие сотни лет. Но сейчас... Сейчас, несмотря на всю гипертрофированную феминистскую философию острова амазонок о превосходстве женщин над мужчинами, несмотря на всю свою силу, опыт, знания, тренировки и прочее, Десма была именно той, кем создала ее природа. Обыкновенной сучкой, которую оседлал и теперь валял и драл самый обыкновенный похотливый самец.

Воительница разом забыла все свои отточенные приемы с навыками и теперь просто бестолково билась и извивалась на земле, ощущая, как ее опороченное девственное лоно яростно пронзает раскалённый бугристый жезл, с каждым толчком кажется раздувающийся еще сильнее.

Беспомощно суча своими длинными шикарными ножками и впустую сжимая и напрягая свои тренированные упругие и широкие бедра, в бесполезных и мучительных попытках вытолкнуть из влагалища инородный предмет... опозоренная Десма могла лишь хрипло и жалобно стонать и кричать, срывая свой милый голосок. А ее руки вместо мощных ударов, захватов или атак пальцами глаз противника, просто изо всех сил пытались оттолкнуть гоблина. Из непобедимой воительницы амазонка превратилась в обычную насилуемую слабую женщину, пытающуюся тупо противостоять вторженцу лишь на своих инстинктах. Но природа, всегда настроенная на выживание вида и размножение, никогда не была на стороне женщин в их противостоянии мужчинам. И вместо эффективного сопротивления, своими брыканиями, трепыханиями, криками и судорожно сжимающимся влагалищем сучка лишь доставляла самцу еще больше наслаждения.

А женские инстинкты, вместо помощи, наоборот заставляли самку покориться и, чтобы избежать боли и повреждений, невольно изгибаться, и подстраиваться под долбящий лоно член, чтобы ему было удобнее двигаться внутри. Влагалище амазонки тоже невольно начало снова выделять любовные соки, хотя наслаждение девушка уже даже и близко не испытывала. Но и это умная природа сделала, чтобы самка могла избежать хотя бы части боли и повреждений при изнасиловании и оплодотворении. И эту самую природу никогда не волновало мнение сучки и ее отношение к конкретному партнеру, когда на кону расширение вида и зачатие потомства.

Сам же карлик хоть и был намного меньше и слабее девушки, но он намертво вцепился в ее гибкое стройное тело, насадив на свой огромный инструмент и она не могла его отодрать от себя несмотря ни на какие усилия. Может будь Десма способна трезво мыслить в этот момент... Однако ее разум помутился и находился в полном раздрае от боли, позора и ощущения нереальности происходящего. Иногда, когда трепыхания самки усиливались, карлик наказывал сучку, больно хватая хрипящую воительницу за ее затвердевшие чувствительные сосочки и сильно их выкручивая, тем самым заставляя ее взвизгивать от нестерпимой боли и терять остатки воли к сопротивлению.

Все что амазонка сейчас могла, это беспомощно стонать и биться в агонии.

Но ее кошмар еще только начинался.

К Десме подошли еще несколько гоблинов.

Один деловито пристроился ...  Читать дальше →

Показать комментарии (20)

Последние рассказы автора

наверх