Укрощение кобылок. Глава 4

  1. Укрощение кобылок. Глава 1
  2. Укрощение кобылок. Глава 2
  3. Укрощение кобылок. Глава 3
  4. Укрощение кобылок. Глава 4

Страница: 1 из 4

В таверну, являющуюся по совместительству еще и гостиницей, они вернулись уже когда стемнело. Пройдя в тесную замызганную каморку с одним широким матрасом, именуемой здесь комнатой (что-то получше в переполненном городе снять не удалось), Пуз снял с девушки кандалы. Всю дорогу Кушина, сравнявшаяся лицом по цвету со своими красными волосами, молчала и зло скрипела зубами, но ожидаемой агрессии не проявляла. Видимо, коварный расчет Пуза все же оправдался и девушка винила себя в произошедшем инциденте.

Раздевшись до трусов и с размаха улегшись на матрас, толстяк достал и зажег купленные на рынке свечи, а затем начал читать купленную там же книжку эротических рассказов под авторством некоего Джирайи. Некоторое время постояв и попрактиковавшись в ругательствах, Кушина не раздеваясь улеглась рядом, сразу удвигавшись как можно дальше от Пуза, к самой стенке. Впрочем, в маленькой каморке ее усилия особого значения не имели, оставляя между девушкой и толстяком расстояние не больше десятка сантиметров.

— Придвинешься ко мне, убью! — Сразу предупредительно обозначила границы Кушина.

— Как ты себя это представляешь, идиотка? — Сразу праведно возмутился Пуз. — Я во сне себя не контролирую и всегда ворочаюсь! А в этой комнатушке и лежать то вдвоем можно только на боку! Мест все равно больше не было и ты сама согласилась хотя бы на этот чулан!

Снова прошипев ругательство, девушка замолчала. От свечей непонятного цвета и самого толстяка, уже успевшего испортить воздух, нещадно воняло и у Кушины сразу заболела голова. Особенно ужасная вонь доставляла неприятности в помещении с плохой вентиляцией. Хотя плохой запах это не то, что сейчас волновало девушку. Душу Кушины все еще терзал ее ужасный позор на рынке... и она даже не знала, как рассказать о произошедшем Минато. Девушка раньше ничего не скрывала от своего мужа, но признаться, что ее лапал другой мужик... это было выше ее сил. А не сказать, значит, окажется будто она и в самом деле изменила Минато. Промучившись пару часов, Кушина все-таки провалилась в тяжелый и беспокойный сон, и уже не почувствовала, как посередине ночи на ее плечо осторожно легла чернокожая рука.

— Ты спишь? — Тихо прошептал Пуз и тут же констатировал. — Спишь.

Вытащив особые фильтры из носа, толстяк одобрительно посмотрел на оплавленные огарки свечей. Особые игрушки, распространяющие усыпляющий дым, смешанный с афродозиаком, отлично сработали. Достав из кармана пузырек, Пуз приоткрыл девушке ротик и влил туда дополнительное усыпляющее и возбудитель, не удержавшись от искушения помять ее язычок. За день толстяк уже выяснил, что легкая и тяжелая химия на чертову сучку не действует, так как все, что он ей подсыпал в тарелки и чашки не срабатывало. Ни наркотики, ни возбуждающие или усыпляющие препараты, ни даже алкоголь со слабительным. Видимо у нее в теле существовала некая защита шиноби, нейтрализующая все яды, из-за чего эта тварь и не боялась быть отравленной. Как оказалось, небольшой эффект давали лишь очень и очень слабые органические препараты, вроде тех же свечей или составов из трав. Их защита наверное не считала опасными.

Хорошо еще, что большую часть всяких веществ, игрушек, а самое главное портативных камер, удалось взять у торговца, а заодно забрать его схрон с основными деньгами о которых Кушина не знала. Это удалось провернуть, благодаря тайной договоренности с торговцем его отпустить, после укрощения сучки. Конечно поверил работорговец в честное слово со скрипом, но тут была взаимная выгода, так как Пузу нужен был выход на рабские рынки и его новый сообщник мог это обеспечить. Поэтому в обоюдном предательстве не было смысла.

Установив несколько камер с лучших ракурсов, Пуз нетерпеливо сунул руку сразу между ног девушке, начав уверенно исследовать пальцами через трусики ее такую сладкую и такую долгожданную промежность. Перво-наперво нащупав под тканью и уделив особое внимание маленькой горошине клитора...

— Ммммхххх... — Кушина слегка изогнулась и замычала.

— Кажется тут ты тоже очень чувствительна, да? Даже во сне так реагируешь. Хе-хе-хе-хе...

Начав активно играть пальцами с клитором, поглаживая его и иногда сжимая, Пуз одновременно другой рукой стал массировать большую грудь девушки.

Кушина снова эротично замычала, выгибая свою спинку и сильно сжимая бедра. Дыхание девушки стало тяжелее, тело быстро разогревалось, а спустя пару минут игр трусики начали постепенно намокать.

— Не такая уж ты и крутая козочка, хоть и одна из сильнейших шиноби, способных разрушать целые города. По крайне мере течешь от ласк как самая обычная жалкая сучка, участь которой лишь быть подстилкой настоящих мужиков.

Положив девушку на живот, задрав ей юбку и слега придавив своим брюхом, Пуз просунул руку ей в лифчик, добравшись до ее уже затвердевшего сосочка, и начал играть уже с ним. Не прекращая ласкать грудь, толстяк измазал свои пальцы в специальном густом креме и спустил трусики Кушины, сначала погладив ее влажную промежность, наслаждаясь отсутствием мешающей ткани. А затем начал медленно вводить ей средний палец во влагалище, одновременно продолжая массировать клитор.

— Ммммхххааа... аааахххх... ах... — Из приоткрывшегося ротика девушки вырвалось несколько стонов, она сжала пальцами простынь на матрасе и еще сильнее выгнула спинку, инстинктивно приподнимая выше и больше оттопыривая свою попку.

— Ха-ха-ха! Видно, как твоей киске страстно хочется настоящего мужского члена! Просто умоляешь, чтобы тебе хорошенько засадили! А то все строила из себя гордую королеву, но на самом деле ты всего лишь презренная шлюшка, которая однажды еще будет на коленях просить меня, чтобы я ее отодрал!

Пуз начал засовывать свой жирный палец глубже, периодически сгибая его и ощупывая стенки влагалища, но вдруг быстро отдернул руку. Шестым чувством толстяк почувствовал, что девушка в любой момент может проснуться.

— Неужели ее организм уже справился со снотворным? Дерьмо, эти шиноби настоящие монстры!

Лихорадочно убрав все следы произошедшего с камерами и одев Кушину, Пуз улёгся обратно на матрас, положив девушку на себя, будто это она во сне обняла его, а одну руку красавицы засунул ей же в трусики. Через пару минут Кушина очнулась, а когда поняла в каком положении находится, резко отпрянула в сторону, врезавшись в стену.

— Что... — Начала говорить девушка и вдруг резко замолчала, странно дернувшись. С мерзкой ухмылкой, Пуз буквально спиной увидел, как Кушина сейчас в панике ощупывает свои мокрые трусики.

«А ведь она сейчас должна быть сильно возбуждена ласками, да еще и препараты работают! И если с афродозиаком, что я ей скормил, ее тело еще может справится, то вот от мази, которой теперь смазано внутри ее влагалище, так просто не избавиться. Только ждать, когда само выветрится. Так что между ног у козочки сейчас должно все гореть огнем. Интересно, сучка удержится от того, чтобы немного помастурбировать?»

Но почти сразу Пуз одернул себя от грязных мыслишек и покрылся холодной испариной, сейчас уж точно нужно было думать не об этом. Весь вопрос лишь в том, как сучка отреагирует на произошедшее. Вероятность того, что через мгновение его несчастную толстую чернокожую тушку размажет по окрестностям вместе со всей таверной была достаточно велика. Но извращенец уже хорошо изучил и Кушину и вообще характеры таких как она, поэтому был уверен в своем успехе.

В эту минуту козочка хоть и подозревает, что он приставал к ней ночью, но не имеет прямых доказательств и поэтому ее грызет червячок неуверенности. К тому же, та поза в которой она проснулась, только добавляет ей сомнений. А вдруг она действительно оказалась настолько развратной, чтобы мастурбировать во сне? Особенно после возбуждающих ласк на рынке. Да и в своей неуязвимости к ядам она уверена. А раз ее не могли усыпить, то глупо думать, что она могла проспать домогательства со стороны жалкого толстяка, даже не являющегося шиноби.

Конечно сейчас ей до жути ...

 Читать дальше →
Показать комментарии (17)

Последние рассказы автора

наверх