Настоящий космический волк

Страница: 1 из 2

— Москва — двенадцать! (один из космодромов в Европе. Здесь и далее примечания мои.) Я Кентавр — (одноместный космический корабль для околоземных полётов) — пятьсот сорок семь! — произнёс я.
— Кентавр — пятьсот сорок семь! Слушаю Вас! — чуть присвистывая произнесла голая самка рептилоида, появившись на главном экране.
— Разрешите подготовку к взлёту!
— Подготовку разрешаю!
— Система управления в норме; система стабилизации в норме... — читал я молитву (произношение вслух всех действий, производимых перед стартом) срывающимся голосом. Ну ещё бы он не срывался, если это мой первый самостоятельный полёт! Стараясь не отвлекаться на покрытые ядовито-зелёной чешуёй сиськи, я последовательно включал системы корабля и бубнил текст, насмерть заученный ещё в училище.

Конечно, никакого рептилоида там нет. Там вообще никого нет, только сравнительно маломощьный комп, а картинку на экране каждый космонавигатор заказывает себе сам, какую хочет. Соответственно, компу и мои разговоры не нужны. Это наши высоколобые психологи — академики решили, что навигаторам необходим видео — аудио контакт.
— Системы корабля в норме! Разрешите взлёт!
— Взлёт разрешаю! Счастливого пути! — просвистала моя виртуальная собеседница, аппетитно качнув тяжёлым бюстом.

— Спасибо! Поехали! (Происхождение данного жаргонизма не известно, но космонавигаторы говорят не «летаю», а «езжу»).
Мягкий толчок, едва слышный рокот движков, перегрузка, невесомость. Я на орбите. Взгляд на приборы — всё в норме. Переключаю экран на внешнюю камеру — вот оно, звёздное небо ближнего космоса! Несколько минут любуюсь, затаив дыхание. Яркие крупные звёзды на глубоко чёрном бархате космического неба — это действительно очень красиво! Впрочем, я это уже видел ещё курсантом, когда ездил на спарке (одноместный корабль, оборудованный дополительным креслом и приборами управления для инструктора) во время стажировки. А настоящему космическому волку непристало в окно пялиться! Отключаю камеру, ворочаюсь на узком неудобном кресле. Здесь только одно положение — полулёжа. Это на «пароходах» (жарг. космический корабль для перевозки пассажиров) комфорт, а здесь всё сурово — повернуться негде. Зато здесь я сам себе хозяин — настоящий волк! А там плюнуть некуда — кругом начальство! И на палубу выйти можно только в парадке, а здесь я что хочу — то и делаю! В подтверждение этой замечательной мысли я запустил руку в комбез и демонстративно почесал в паху. Демонстрировать что — либо здесь некому, но сама по себе возможсть делать что хочу греет душу.

Однако, заняться действительно нечем... Проверил приборы — всё в норме. Кстати, давно собирался написать рассказ — порнушку в стиле фэнтази. Вот этим — то я сейчас и займусь, благо времени у меня вагон!
Пока описывал, как Александр Македонский ставил раком Вторую Екатерину, почувствовал, что встаёт... Не, уставом это не запрещено, конечно. Можно хоть всю пачку памперсов обкончать, но ябеда (самописец) зафиксирует учащение пульса и повышения давления, потом на Земле начнутся ненужные вопросы. Оно мне надо? Короче, отложил пока писанину. Приборы? В норме. Чем бы ещё заняться? Включил наружные камеры, посмотрел на звёзды, выключил. Решил сварганить кофе.

Мой «Кентавр» тем временем начал маневрировать, приближаясь к цели поездки — станции типа «Пегас» (орбитальная автоматическая промышленная станция).
— Пегас — семьдесят два! Я Кентавр — пятьсот сорок семь!
— Слушаю Вас! — на сей раз на экране не рептилоид, а белоснежная крылатая кобылица. На «Пегасы» согласно древней традиции ставят картинку крылатого коня.
— Пегас — семьдесят два! Разрешите стыковку!
— Стыковку разрешаю! — лошадь на экране встала на дыбы и с коротким ржанием похлопала себя по вполне земной, заросшей густой растительностью промежности.
— Ладно, вот вернусь домой, будет и у меня стыковка! — подмигнул я кобыле. Она ничего не ответила — нет в её слабенькой программе варианта ответа на эту реплику. Переключился на внешнюю камеру — станция медленно приближалась, постепенно заполняя весь экран.
— Есть стыковка!
— Есть стыковка! — подтвердил я.

Проверив по приборам надёжность крепления корабля к станции отдаю приказ на разгрузку. Пока выгружаем, пока загружаем — часики тикают — я с отвращением посмотрел на золотистую нашивку в виде римской цифры один на левом рукаве, которая меня до крайности раздражала! Ну не бывает космических волков первого левела! (уровень для космонавигаторов определяется количеством часов, проведённых в космосе. Для каждого нового уровня количество часов на десять больше предыдущего. Первый — от десяти до двадцати, второй — от двадцати до сорока, третий — от сорока до семидесяти часов и т. д. ) Свою единичку я, как и все, получил ещё на стажировке, теперь нужно зарабатывать дальше. Вот догоню хотя бы до «креста «, там и о третьей звёздочке можно подумать! Я который раз примял рукой новенькие неприлично топорщащиеся лейтенантские погоны.

— Разгрузка завершена! — сообщает мой косматый Кентавр. Включил трюмовую камеру — действительно, всё чисто. Датчик топлива в резервуаре — ноль.
— Приступить к погрузке!
— Приступаю!
Из чрева « Пегаса « медленно поползли контейнеры с химически чистой продукцией.
— Погрузка завершена!
Так... визуальный контроль, проверка центровки, массы груза, туевой кучи других параметров — всё в норме. Тоже самое на станции. Отлично, теперь домой!
— Пегас — семьдесят два! Работы завершены, счастливо оставаться!
— Счастливого пути! — кобылка помахала мне копытом, кокетливо взглядывая из — под чёлки.

× × ×
— Москва — двенадцать! Я Кентавр — пятьсот сорок семь! Прошу посадку!
— Посадку разрешаю! — качнула зелёными сиськами моя виртуальная чешуйчатая подруга. Хороший художник картинку делал! Мне нравится! Может, он и кентавров рисовал? Нужно будет поискать на досуге. Заменю кентавра на кентавру!
Опять перегрузка, манёвры корабля и наконец толчок.
— Посадка произведена!
— Хорошего отдыха, господин лейтенант!
Что нужно настоящему космическому волку после поездки? Правильно: потрахаться, пожрать и выпить! А где это можно сделать? Конечно же в Бардаке (сеть гостиниц категории восемнадцать плюс). Лётный комбинезон решил не снимать — пусть все видят, что я не какой — нибудь штабной, а настоящий космический бродяга!

× × ×
— Здравия желаю, господин лейтенант! — почтительно приложила руку к форменной фуражке немолодая женщина — швейцар.
— Привет! Фуражка и чёрные чулки с лампасами — отлично выглядишь! — улыбнулся я в ответ.
— Спасибо, господин лейтенант! — она слегка поклонилась, мотнув отвисшими грудями.
— Здравствуйте, господин лейтенант! Ваш номер — тридцать второй! — улыбнулась молоденькая девушка — администратор, стоящая в небольшом холле.
— Привет! Красивые сиськи! — я с удовольствием оглядел ладную фигурку от макушки до туфель на высоченном каблуке — единственном предмете её гардероба.
— Спасибо, господин лейтенант! — хихикнула девица.

За каждый комплимент, сказанный мной персоналу, с моего счёта списывают небольшую сумму. Ладно, за красивые картинки мне не жалко. Гостиница полностью роботизирована, но при заказе номера класса «стандарт» и выше в обслуживание включены голограммы персонала. При этом клиент указывает только пол, а изображения выбираются случайным образом из тысяч, хранящихся в библиотеке.
В самом распрекрасном расположении духа я зашёл в номер, и только успел скинуть ботинки, как в дверь постучали.
— Да-да!

— Привет! — на пороге стояла заказанная мной ещё на космодроме кукла (жарг. высокотехнологичный многофункциональный робот).
— Привет! Проходи! — кивнул я и сделав три шага плюхнулся на кровать. Мой заказ не представлял ничего не обычного — крашеная блондинка с обильным вечерним макияжем, в меру стройная, в меру широкобёдрая....

 Читать дальше →
Показать комментарии (3)

Последние рассказы автора

наверх