Треугольник. Часть 1: Зарождение любви

  1. Треугольник. Часть 1: Зарождение любви
  2. Треугольник. Часть 2: Сразу после Нового Года
  3. Треугольник. Часть 3: Плавная подготовка мужа...

Страница: 1 из 7

Герои моего романа: Ольга, 38лет. Работает секретаршей. Муж Ольги — Игорь, 40лет. И он так же работает в этой же фирме. Игорь — охранник. Трое детей: дочерям 17 и 19 лет; сыну — 18лет. Ну и, наконец, Главный в этом семейном треугольнике: на правах владельца этой семьи: Павел, сын генерального директора.

У Ольги страстный роман с сыном генерального директора — с Павлом. Павлу 22 годика. Когда я, как автор этого романа, познакомился с Ольгой, то на тот момент роман у Ольги с Павлом был в самом зародыше. Лишь только месяц как завязалось их знакомство и секс.

И потому судить о том, насколько блекло ранее выглядела Ольга мне затруднительно. Ранее — ну, в смысле, до её романа с Павлом. Со слов и самой Ольги и со слов её мужа — Игоря — Оленька была, ну просто «серая тусклая мышка».

Ещё три месяца назад — Ольга — это — постоянно не удовлетворённая женщина. Ведь оргазмов у Оленьки не былого годами. Да и какие оргазмы от скорострельного мужа-с-миниатюрным-члеником?

Но с появлением в компании сына генерального директора в секретарше Ольге разбередилась страсть! Да как!! Да какая!!! ПРЕОБРАЖЕНИЕ!!! Животная страсть!!! И это преображение привело к тому, что самые разные мужчины теперь обращают на неё внимание. Хотя пуританские устои всё так же крепко держат её в рамках приличия — всё так же не позволяет себе флиртовать с мужчинами.

— Я так давно ждала своё счастье. Так долго терпела все эти годы замужества. Боюсь вспугнуть свою сказку... И возвращаться домой в кроватку-с-мужем после этой сказки ни сколечко не стыдно. Ведь в ушках звенят слова Павлушки: «На Руси не было слова ОРГАЗМ, и потому красно-девицы его кличали: «ДИВО ДИВНОЕ, да ЧУДО ЧУДНОЕ». Так тепло и истомно у меня бабочки в животе бегают от его пророческих слов. Как мотылёк на огонёк лечу к нему по утрам со всей прыти. Так теперь проходят сладостные дни. И каждый день мой! По-настоящему — мои!

Такого рода мысли были в Оленьке и днём и ночью. Буквально выводили всё нутро в состоянии страха: «А вдруг Павлуша бросит её?» Или отец Павла просто отправит сына далеко и надолго в другой производственный филиал?

Буквально через пару неделек как в компании появился Павел, то Игорь как-то застукал: как его жена вместе с сыном генерального директора, с Павлом, рассматривает свои фотосессии. А муж-то и не знает, что Павел уже как пару недель — любовник его жены.

И эта случайность привела Ольгу к внезапной мысли сказать мужу, мол, хожу к фотографу-Саше. А фотки вместе с Пашей рассматривала, потому, что, мол, на своём компьютере не открывалось. Потом, ну уже потом, уже вместе с любовником-Пашей она искренне радовалась, что выкрутилась; что чуть не спалилась перед мужем.

А уж только на следующий день Ольга сообразила, что на фотках она же ведь почти голенькая. За-за-засветов киски — немерено много на фоточках. Как это: во всём закрепощённая женщина и тут — голая перед фотографом? Ну, почти голая. Ой! Дикое смущение.

И на фоне этого прозрения-смущения — восхищённый одобрям мужа?! Одобрям, что я голенькая на фото?! Одобрям мужа?! А ведь Игорь всю жизнь был настолько ревнивым, что из-за этого ранее и даже флиртовать-то ни с кем не решалась...

Теперь уже шла домой — вся дрожала от ожидания дома гнева-мужа. Да, что там гнева? Развод. И даже и не соображала, что гнев-то должен быть ещё и накануне, вчера. Но напротив: и сегодня тоже была и ещё одна бурная ночь с мужем. «Как в медовый месяц когда-то». Да-ну... Улыбку это лишь вызвало: «Ведь тогда же, в тот давнишний медовый месяц, его только на два дня и хватило». Смешное сравнение, тфу.

Но главное, что прояснилось: это получается, что у мужа терпимая реакция? Не ревность, а возбуждение у Игорька? Эта реакция мужа полностью обескуражила Оленьку. Но и обрадовало! Ведь сохранила втайне от мужа свою любовь к молодому человеку.

Но почему муж не поднял истерик? Ведь тут ещё эти фоточки ещё и Паша видит?! Ну не поднял истерик. Ну и слава Богу! Значит не фиг «нитки наматывать». От счастья Оленька порхала как маленькая девочка. Масса мужчин стали липнуть с разными не приличными предложениями. Жизнь наполнилась бесшабашной радостью; разкрепощенностью, комплиментами.

Дальше буду писать от имени жены, Ольги. Мне так будет проще. Продолжим:

— Это тебе карт-бланш от твоего мужа. Нам карт-бланш. Ну, то, что Игорёк-твой и не посмел высказаться по поводу своей ревности. Ну, а рыпнится — в бараний рог скручу твоего Игорька.

Вот так уверенно высказался мой Пашенька. Ну, когда мы с ним в очередной раз, уединяясь для обеденного секса. Как откровенно сладостно нам в нашей уютной так называемой «мастерской Саши». А особенно сладостно, когда вот так Павлуша решительно за меня готов заступиться. Жаль, что таким коротким ощущается наш с ним обеденный перерыв.

— Ты — женщина-СЕКС, Расцветающая-Удовлетворённая!

Так открытым текстом оценивал меня на фотографиях мой Павлуша. И при этом добивался согласия вслух этих же эпитетов и от моего Игорька. И к моему изумлению мой муж не одёргивал, а подтверждал слова Павлуши... Вот даже так! «Эти мысли ведь в головах моих обоих моих мужчин?! Так получается? Как это всё же бесстыдно... И при даме... уфф. Мур-мур...»

Да! Именно: Мур-мур. Ведь возбуждало меня и то, что так откровенно меня обсуждают мужчины совсем без скандалов.

А как краснел мой Игорёк, пытаясь проговорить эти слова по требованию моего любовника!?! Аж, жалко было смотреть, как он заикается: «Удовле-и-е-и-тво-а-ай-ё-ёрённая» — ну, прям, блеял, с перепугу...

Я же вздрагивала от самого произнесённого слова — «СЕКС». А вдруг муж догадается, что так может излучать счастье женщина только сразу после секса! С кем? Ну, с молодым любовником — естественно!?

Как это ни странно, но это и давало новые сверх бешеные импульсы для наших обоюдных страстей. Новые фотосессии становились всё более и более высокохудожественными. И оценки Павла были с новым акцентом: «Ну не стоит попусту прятаться за слова: «сексуальная». Да, что там «сексуальнее глазки, грудки»? Ну во-ще: распутные-блядские глазки, да сладенькие грудки — так точнее, да, Игорёк?»

И далее всё точнее-и-точнее; аж до краски-на-щеках моего Игорька. А я и без этого вся красная и возбуждённая. Ведь я стала постоянно возбуждённой. И рефлекторно даже ручками прикасаюсь к телу своего любовника при муже. Одёргиваюсь тут же. И голова кружится от смущения.

Ведь взяли за правило: сразу же после тайного секса рассматривать фоточки уже втроём: мой муж, я-как-жена-и-любовница и мой молодой любовник. Да и смотрим фоточки обычно так же: я обязательно между двумя мужчинами.

При разглядывании фоточек я и с мужем целуюсь, и руку Павлуши уже и не убираю с моей талии и попы. Не убираю, потому как боюсь, чтобы тем самым не привлечь внимание мужа, что меня тут же и облапывают.

А восторги и оценки мужа делали счастливыми всех нас в этом ТРЕУГОЛЬНИКЕ. Частенько и Павел, и Игорь давали мне советы как далее и что просить от «Саши». Что вводило в смущение меня. Ведь мужчины бравировали друг перед другом во всё более откровенных пошлостях в мой адрес.

А вдруг мужу захочется прямо сейчас на мне показать, как откровенней далее нужно снимать? И что? Он увидит прямо сейчас, как я теку? А так как Паша мне запретил подмываться, то, а и чем же я теку? Спермой! А тут ещё и поцелуи мужа и откровенные лапание любовника.

А порывы раздеть меня перед другими мужчинами у Игорька были всегда. Только раньше, глубоко втайне от меня. А теперь об этих своих вечных порывах мне Игорёк признавался ночью, во время супружеского секса:

— Вот не поверишь, ну прямо при нашем шефе-боссе Павле Ивановиче так и тянет прямо на тебе, и показывать, как же именно далее фотографировать «Саше» мою супругу.

— А ты не боишься, что он тебя поймёт по-другому, что ты, мол, ему свою жену-Оленьку предлагаешь?

— Да... Этого и боюсь... Я от такого позора я дар речи теряю. И потому и молчу. Но чувствую,...

 Читать дальше →
Показать комментарии (9)

Последние рассказы автора

наверх