Сладкая парочка. Часть непервая

  1. Сладкая парочка. Часть первая
  2. Сладкая парочка. Часть непервая
  3. Сладкая парочка. Часть, которая не последняя

Страница: 1 из 2

Вижу, мой читатель, тебя заинтересовало происходящее в гараже, стоящем в пятнадцати минутах от парка. Иначе зачем бы ты взял в руки эту книгу, телефон, планшет, мышку или один из этих новомодных зрительных проекторов? Тогда я должен поведать тебе, что так было отнюдь не всегда. Ещё полтора года назад, когда Настя впервые встретила своего любимого, ничто не предвещало счастливой развязки. Даже наоборот, жизнь её, наполненная непониманием, стремительно неслась по наклонным путям депрессии к трагическому финалу. Начало было положено целых восемнадцать лет назад, во время зачатия Настасьи.

Нельзя сказать, что кто-то был виноват в том, что случилось. Супружеская пара, десять лет в браке, две прекрасных девочки восьми и шести лет, решила обзавестись наследником. Отпуск, дети у бабушки, неделя романтики, страсть, питаемая нежной любовью... очень редкое, на самом деле, сочетание, которое должно бы предшествовать каждому из зачатий. Удачное время, благоприятные звёзды, с любовью подобранный знак зодиака, всё говорило о большой заботе и тщательной подготовке. Я сам делал некоторые астрономические расчёты для этих супругов и, получается, косвенно причастен к юношеским страданиям Насти. Но, то было сделано не специально. Я читал трудную, но посильную дорогу, семейное счастье, богатство и бытовую мудрость зачатому в пятницу тридцатой недели первого полнолуния года. О чём и поведал обрадованным супругам. День был назначен, ночь миновала и, через пять недель, стало ясно — зачатие было. Радости родителей не было предела. Но...

Хм... кажется, я затянул с предысторией. Давайте вернёмся к первой встрече, а про первые проблемы я расскажу потом.

Должным образом приготовившись, Настя пришла в спортзал, неподалёку от своего дома. Фигура девушки от природы была не маленькой, а редкие прогулки и пристрастие к сладкому усугубили это. Как ни крути, но по-другому сказать было нельзя: Настя была толстой. Не сочной, не плотной, не пухлой. Родители, искренне любившие девочку, но боявшиеся осуждения окружающих, не отдавали её на спортивные кружки, где могли заметить её немаленькие особенности, а пытались заниматься с ней сами. Но дела там, заботы тут, времени оставалось мало. Да и любовь играла против них — первые признаки усталости трактовались как недомогание, тренировки сменялись отдыхом, перерастающим в леность. Так, с ранних лет, и росла Настасья: в тени блистающих спортивными достижениями сестёр, в тепле родительской любви, в слезах собственной беспомощности добиться чего-нибудь стоящего, буйно цвела плесень бездействия. И вот, ободряемая лучшей и единственной подругой Настя собралась, купила абонемент и появилась на пороге тренировочного зала. Почему не фитнес? Ну... честно, не знаю. Спрошу при случае.

Настасье было неудобно, Настасье было стыдно. Её дряблые, мягкие ягодицы, обтянутые плотными спортивными шортами выглядели просто огромными, бледный живот большой некрасивой складкой нависал над резинкой. Её хозяйство, тогда, кстати, даже и не думавшее вставать, было надёжно завернуто внутрь её мягкого лобка и запечатано крест накрест широкими полосами лейкопластыря, но Насте казалось, что каждый мужчина и женщина в зале, даже скользнув по ней взглядом, ясно видят его. Сердце билось всё быстрее, пока Настя, растерянная, стояла в дверях. В комнате, перебивая запах разрозненных дезодорантов, остро стоял кислый запах пота, и Насте настойчиво казалось, что это всё она. Хотелось извиниться, хотелось, чтобы все поняли, что это не она, но никому не было до неё дела. Каждый делал своё — кто-то бежал, кто-то поднимал груз, кто-то отжимался. Мужчины, женщины, посетители, инструкторы, никто не хотел обращать на неё внимания. От разочарования, чувства вины и страха у Насти навернулись слезы на глаза и она, быстро повернувшись, чтобы уйти, врезалась во что-то твёрдое. Удивлённая, как она умудрилась врезаться в стену, Настасья подняла глаза и увидела серую майку. Вот так, неловко и стыдно, произошла первая встреча одной из самых счастливых пар, что я знаю. Но тогда ещё не было ничего. Просто Настя увидела Диму.

Метр девяносто ростом, красиво сложенный, равномерно загоревший, Дима работал инструктором в этом зале. Увидев жирненькую новенькую, Дима решил подойти к девушке раньше главного инструктора, который мог распределить её куда угодно, хоть к тому же Диме, который старался работать исключительно с симпатичными девушками и у которого сейчас практически не было подопечных. Если же новенькая сама изъявит желание пойти к другому инструктору, то это будет другое дело. Или её удастся уговорить пойти в другой зал. Или на фитнес, четное слово. Но только Дима вышел из раздевалки, находившейся у самого входа, как девушка резко развернулась, врезавшись и чуть не сбив его с ног. Она тут же подняла на него глаза, полные слёз и взгляды их встретились. Секунду они молча смотрели друг другу в глаза, потом до Насти дошло, что врезалась она в него и, сгорая от стыда и роняя слёзы, выбежала из зала. «Хоть так» — облегчённо вздохнул про себя Дмитрий.

Целую неделю Настасья приходила в себя, с трудом ходя в художественное училище, в которое она поступила почти год назад. На второй день, героически усадив себя на диету и честно пообещав хотя бы отказаться от сладкого, Настя твёрдо решила, что она или займётся спортом, или покончит с собой. Но в семнадцать лет выбор между подобными вещами всегда сложен и Настя выбрала вариант, включающий в себя обе возможности. специально для sexytal.com Под видом походов в зал, она одевалась и выходила на пробежку по ночному городу. Стесняясь людей, Настасья выбирала безлюдные тёмные переулки, малонаселённые районы и просёлочные дороги, что на самом деле граничило с самоубийством, так как всего месяц назад в городе пропали две девушки с перерывом в неделю. Но Насте было всё равно. Точнее, это добавляло интереса. Пробежки были короткие, переходящие в длительную ходьбу. Настя шла наугад, размышляя о том, как всё изменится, если её не станет, не находила минусов, кроме родительской скорби, и плакала. Поначалу она останавливалась порыдать, потом продолжала идти, а уже через две недели ежедневных пробежек плакала на ходу. Это успокаивало, освежало и давало сил на ещё один день. А теперь, пока Настя бегает, я дорасскажу, что же было первым тревожным звонком в её жизни. А зазвенел он задолго до рождения.

В месяц зачатия радости родителей не было предела, на девятой же неделе супруги решили узнать пол ребёнка, и диагностика показала, что, скорее всего, это девочка. Это не сильно огорчило родителей, ведь их больше заботило счастье детей. Вся беременность протекала очень спокойно и предсказуемо, необходимости для обследований не возникало и все были уверены, что родится девочка, и имя было придумано заранее: Анастасия. Но, когда ребёночек появился на свет, ни у кого не было сомнений, что он — мальчик. На лицо были признаки, очевидные любому человеку. Сразу видно — парень, и всё при нём. Родители смутились, но решили поиграть с ситуацией и назвать сына Настом. Если не обращать внимания на очевидную схожесть с именем Настя, то имя было по-настоящему мужское. Жёсткое, короткое, скрипящее, отдающее на вкус морозом. Так и зарегистрировали. Наст рос пухленьким, но активным и любознательным малышом, который всегда полз, крутился, кусался, шумел, но почти никогда не плакал, чем доводил родителей до слёз счастья. «Настоящий мужчина» — с гордостью думал отец, поднимая на руки кусающегося, но радостно улыбающегося малыша.

Первые отклонения стали заметны в полтора года, когда мама, уделяющая малышу даже по материнским меркам много внимания, заметила, что тот писает двумя струйками. Неделю, наблюдая за этим, мама убеждалась: малыш протекает. С тяжёлым сердцем листала она медицинские справочники, сначала специально для матерей, затем перешла на более спецефическую литературу и интернет, но ответов на мучающий её вопрос не нашла и, к исходу недели, отправилась в больницу. К ужасу мамы,...

 Читать дальше →
Показать комментарии (7)

Последние рассказы автора

наверх