Этот чудесный портал. Часть 12

  1. Этот чудесный портал. Часть 1
  2. Этот чудесный портал. Часть 2
  3. Этот чудесный портал. Часть 3
  4. Этот чудесный портал. Часть 4
  5. Этот чудесный портал. Часть 5
  6. Этот чудесный портал. Часть 6
  7. Этот чудесный портал. Часть 7
  8. Этот чудесный портал. Часть 8
  9. Этот чудесный портал. Часть 9
  10. Этот чудесный портал. Часть 10
  11. Этот чудесный портал. Часть 11
  12. Этот чудесный портал. Часть 12
  13. Этот чудесный портал. Часть 13
  14. Этот чудесный портал. Часть 14
  15. Этот чудесный портал. Часть 15
  16. Этот чудесный портал. Часть 16
  17. Этот чудесный портал. Часть 17
  18. Этот чудесный портал. Часть 17 (окончание)
  19. Этот чудесный портал. Часть 18
  20. Этот чудесный портал. Часть 19
  21. Этот чудесный портал. Часть 20

Страница: 1 из 2

Варшава — один из красивейших городов Европы. И большую часть этой красоты и определённого шарма составляют паночки-панёнки Варшавы, изящные, но крепкие, модные и страстные. Увидев двух статных молодых офицеров, кстати красивых, да ещё в мундирах из очень дорогого сукна, две панёнки-подруги, в своих вызывающе обтягивающих кожаных костюмах, стоящие возле шикарного «Хорьха-853», тут же предложили нам загородную поездку.

Но мы, козырнув им, ответили, точнее ответил Жора, уже весьма бегло «шпрехавший» на языке Гёте, что мы с ним немецкие офицеры и почти шпионы. Посмеявшись вместе с милыми варшавянками, он продолжил. Но в ресторан мы с удовольстием сводим этих милых пани: «Препрашем, пани! Падам до файных нужек шановни пани! Цалуем рончики!» Жора также лихо выдал, что мы из охраны посольства Германии, а девушки весьма неплохо знали немецкий, так пойти в ресторан с сотрудниками посольства весьма престижно. Я всё понимал, да вот войти в их разговор... Но вот пойти потанцевать модные танцы — с большим удовольствием. Я ещё в юности привёз из Артека золотую медаль за танцевальный конкурс.

Ах, какие классные панёнки! Мы лихо ворвались в ресторан и произвели некоторый фурор на наших случайных подруг, подарив им по крохотному алмазу. После пятой рюмки Жора выдал им такую вот необходимость нашего посещения самого красивого города Европы, вашей, милые пани, Варшавы — скоро день ангела нашего шефа и нам нужно побольше такой просто чудесной «Краковской». Ну а лучшие производители колбас — это конечно только поляки! Девушки чуть не аплодировали нашим похвалам всего польского и вскоре мы оказались в шикарной квартире Эльжбеты Понятовской. Она сейчас просто «Эля», а вот мою подругу звали — «Просто Натали». Кое-что мы взяли и с собой, Эля сходила на кухню и вскоре официант вынес большой поднос, накрытый полотенцем.

В коридоре я крепко зажал Натали и стал целовать её взасос. Она немного обалдела, но ответила мне. Одной рукой я заодно залез ей под курточку, нащупав упругую выпуклость неплохих размеров, так что наш неожиданный поцелуй вышел долгим и страстным. И довольно приятным — её губки оказались отзывчивыми, умелыми и очень сладкими.

А вечером, добив вино и «подарки» в виде копченостей, я лучше рассмотрел Наталью. Какая она красотка! Глаза... изумрудного, нереального цвета, миндалевидной формы, изящно подведённые, с длинными ресницами. Правильных пропорций лицо, с так красиво очерчеными губками и изящным носиком. Ровная и гладкая кожа, нежная даже на вид. Ровные белые зубки, блестящие при улыбке между губок. И когда она кончиком язычка облизывала эти пухлые губки, я просто сходил с ума от вожделения.

А Эля громко хохотала, видя всё это со стороны. Затем она ловко предложила нам выпить на брудершаф, так сказать, за знакомство. И наш поцелуй вновь был жарким и долгим. Затем Натали ещё долго целовалась и с Элей, как оказалось, она была бисексуалка, сказав нам — «А я люблю и мальчиков и девочек». Наши поцелуи с Натали продолжились и вскоре затуманенные глаза это красотки, подобно белому флагу над крепостными башнями, свидетельствовали о готовности гарнизона замка — сдаться без единного выстрела. Ну и в спальне я помог ей снять этот чудесный кожаный костюм и тут уже её кружевные большие белые трусики повисли на стуле — уже точно как флаг сдавшегося гарнизона. Но к утру уже готов был сдатьсяи даже капитулировать я — Наталья заснула, а на мне вовсю «ездила» Эля, тихонько смеясь на лёгким храпом Жоры в соседней спальне. Хотя вначале ей конечно пришлось потрудиться своим чудесным ротиком над моим усталым «воином».

Мы на шикарной машине Эльжбеты съездили в один чудесный магазинчик, набрав два немецкий ранца этих волшебной вкусности колбас, равных им нет во всей Европе. Полицейские только козыряли вслед её машине — вот почему Жора так рвался к этому авто! Ну а вечером мы вновь предались уничтожению вин из бара красивой взбалмошенной наследницы невероятно богатого пана Понятовского. Своей любимой дочке он выдаёт отличное содержание, лишь просит за своими поездками на этом чудесном авто не забывать хоть иногда посещать лекции в университете Варшавы.

А ночью Натали уступила мне из-за моих настойчивых ласк её великолепной попки, да просто идеальной на мой взгляд формы. И вскоре она прошептала: «Только тихонько», но так, что мурашки по телу — она даёт мне в попку! И вот я уже вхожу в её тугую дырочку, плотненько так, ощущения необычные и чудесные. И как горячо у неё внутри — просто вулкан! Я стал тихонько двигаться, наслаждаясь тугими стеночками этой упругой попочки, с нежной и шелковистой кожей. Как она пружинит подо мной, как мне хорошо и тут взрыв! — моя рвущуюся на свободу сперма с удовольствием влетела внутрь этой прелести, явной любительницы анальчика. Натали тихо заохала, сладко застонала — ей нравится! А я упал на её тугую спину и просто очутился в нирване или в раю — так не хотелось вставать с её горячего тела. Давно мне не было так хорошо! Да, что ни говори, а варшавянки — это идеал сексуальности! Так что расставаясь мы с Жорой «предали"рейх, сообщив, что вскоре, 1 сентября начнётся германо-польская война. Участь Польши и Варшавы уже решена. Нужно быстро перевести Эльжбете все её деньги в Швейцарию и самой немедленно переехать — ужасы войны не за горами. Сильно побледнев, девушки поблагодарили нас — они поверили нашему испуганному шёпоту! Но нужно же отблагодарить девушек! Прощальный вечер мы вновь решили провести в этом же дорогом ресторане — два небольших алмаза, сданные по предложению девушек одному знаменитому варшавскому ювелиру, принести нам весьма неплохую сумму злотых.

Подвыпившие девушки немного отошли от стресса и, похихикав, вдруг познакомили нас со своей прелестной подругой — Юстыця Смолецкая сразу стала строить глазки Жоржу, как мы его представили. А узнав, что он дипломат из немецкого посольства, весьма пьяная красотка стала бурно убеждать моего друга принять приглашение к ней в гости. Явно пленяя Жору своей красотой, грацией и легкостью манер, она одновременно стала шокировать его жаркими мыслями о мифической независмости Польши.

— Герр гауптман, ну как Вы не поймёте, что свобода — это неотъемлемая часть самосознания каждого поляка.

— Но почему только поляка, — возражал слегка ошеломлённый её напором Жора. Свобода — она для всех. Даже мы, офицеры Германии, хотим свободы! Согласны?

Задавая этот вопрос, он аккуратно сместил руку с талии обольстительной националистки на... в общем, чуть-чуть пониже... Наши девушки захихикали.

— Потому что поляки достойны ее больше всех! — обдавая офицера ароматом французских духов, с жаром вещала патриотка, не обратив внимания на маневры его руки. — Разве вы не согласны?

«Гауптман» сдвинул руку еще ниже, ощутил приятную упругую округлость и согласился с доводами возмутительницы спокойствия. Ободренная этим, Юстыся продолжила убеждать немца в богоизбранности польского народа и срочной необходимости немедленного создания польского государства. Барон фон Гольдринг, как Жора представился, переместил прекрасную пропагандистку за портьеру, к окну, и принялся подтверждать каждое слово прекрасной польской Боудикки страстными поцелуями. Затем он усадил её в кресло и нахально сунул в её чудесный ротик своего «друга», пояснив девушке, что таким образом они получать единство душ и лучше поймут друг друга. Затем, по весьма ехидному предложению наших спутниц, Жору сменил я и под бурное повествование о независимости Польши стоящей «рачком» патриотки я вскоре с удовольствием кончил в тугое горячее лоно этой прелестной пропагандистки.

Девушки пояснили потом нам свои непонятные вначале действия тем, что сильно хотели поиздеваться над представительницей польской молодёжной организации патриотов «Угольки», которые в основном занимались свободной любовью. Теперь все будут знать, что она отдалась немецким офицерам. Ну какое невероятное женское коварство! Зато ночью за это «рандеву» наши девушки отблагодарили нас по-полной!

Ближе к обеду следующего ...

 Читать дальше →
Показать комментарии (3)

Последние рассказы автора

наверх