Идеальный момент

Страница: 1 из 3

«Вечер встречи выпускников консерватории состоится 16 октября, приглашаем выпускников всех отделений в 20—00». Получив приглашение, Анна решила, что обязательно пойдет. Самые чудесные годы ее жизни были связаны с учебой в консерватории, короткий период выступлений был самым ярким и незабываемым отрезком времени. Ей хотелось вновь окунуться в эти воспоминания, окружить себя людьми, способными понять ее. Среди этих людей она была своя, а среди всех других — чужая. Конечно, она дружила со многими людьми искусства, но встречи с ними стали редкими.

В условленный день она надела красивое платье персикового цвета с легким перламутровым отливом, что делало ее светлую кожу будто сияющей изнутри, и прекрасно оттеняло пшеничные волосы и глаза цвета морской волны. Она была очень хороша.

Встреча выпускников проходила в прекрасном интерьере старинной усадьбы, ныне ставшей музеем. Сама атмосфера способствовала возвышенному и утонченному настрою, и едва перешагнув порог музея, Анна ощутила себя в своей тарелке.

Сколько знакомых лиц! Она порхала из одних объятий в другие: подружки, однокурсники, преподаватели. Десятки комплиментов ее внешности, несколько завистливых взглядов и перешептываний, но в целом все были ей рады. Анна была вокалисткой, и подавала большие надежды, но когда-то оставила академическую сцену и вышла замуж, потом овдовела, и вот уже пять лет пыталась выкарабкаться из депрессии. Это мероприятие стало ее первым выходом в свет, первым шагом навстречу жизни.

— Ты совсем не изменилась. — Кто-то обнял ее за плечи сзади. Обернувшись, Анна увидела Антона, скрипача, который учился на десять лет раньше нее самой. Он достиг огромных успехов, и был настоящей знаменитостью, часто давал концерты и преподавал в консерватории. Анна его очень любила: мягкий и обходительный, изысканный, утонченный, он не мог оставить равнодушным никого. Поначалу она даже была в него влюблена, пока не узнала, что он гей, и что шансов на взаимность у нее нет, несмотря на неземное очарование. Быстро пережив маленькую любовную неудачу, она согласилась на дружбу с ним, и не пожалела: он был чутким и внимательным другом, готовым понять и принять все, чем она с ним делилась.

Антон изменился. Он еще держался, входил в категорию моложавых мужчин, сохранил стройное тело и прямую осанку, в отличие от многих других, но его русые волосы уже местами блестели сединой, а глаза, все такие же небесно-голубые, излучали усталость.

— Как же я соскучилась! — Анна припала к нему, и с наслаждением вдохнула элегантный парфюм, исходивший мягкими волнами от безукоризненно сидевшего пиджака. Все же геи умеют быть чертовски привлекательными.

— Если честно, я пришел только чтобы увидеть тебя. У меня все расписано. Но этот вечер наш. Скайп — так себе замена реальному общению.

— Согласна.

Они не виделись лет семь, хотя пару лет назад она случайно попала на его концерт, но из-за депрессии не решилась пройти к нему. Друзья поддерживали отношения, но вся эта современная система общения посредством интернета, устройств и гаджетов уничтожала настоящую близость и отдаляла людей друг от друга. К тому же, Антон был очень занят, у него была насыщенная творческая публичная жизнь, и Анна чувствовала, что для нее осталось совсем немного места в его мире.

Вечер проходил чудесно: много музыки, смеха, бесед, шампанского. Все играли, пели, и вот вспомнили об Анне:

— Где наш хрусталик? — ее называли так за чистый высокий голос, которым она обладала одна со всего курса.

— Боже, меня заставят петь! — она кинула молящий взгляд на Антона, но ее уже тянула за собой однокурсница, победно выкривая:

— Нашла! Веду!

Анна давно не пела на публику. Волнуясь, она теребила газовый легкий шарфик в руках, и никак не могла придумать, что исполнить. Антон, заметив ее замешательство, быстро сориентировался и пришел ей на помощь: одолжив у оркестрантов скрипку, он подошел к Анне и заиграл.

После того, как все кончилось и об Анне забыли, она с благодарностью сжала плечо Антона и шепнула ему на ухо:

— Спасибо.

Все отвлеклись на шампанское и беседы, и живая музыка сменилась фонограммами.

— Давай потанцуем. — Предложил Антон.

Согласившись, слегка захмелевшая Анна обвила его за шею. Двигался он уверенно и вместе с тем плавно, казалось, шампанское совсем его не брало, а вот Анна то и дело запиналась о подол своего длинного платья.

Заметив это, Антон прижал ее к себе плотнее, и крепче обхватил за талию.

После смерти мужа Анна не была с мужчиной, и близость Антона взволновала ее. Конечно, она его давно уже разлюбила, и не видела в нем мужчину, но все-таки он им был, пусть и недоступным, и недостижимым. Ощущение мужских объятий в сочетании с дурманящим парфюмом, исходившим от Антона, заставили Анну вспомнить о том, что она молодая женщина. Женщина, у которой пять лет не было близости с мужчиной.

Решив не подавать вид, что в ней шевельнулось волнение, она решила позволить себе насладиться невинными и мимолетными мгновениями близости. Это всего лишь танец, не более того. Но казалось, что не ей одной пришло в голову такое решение. Сегодня Антон был как никогда физически близок к ней, и впервые ей показалось, что его взгляд слишком долго задерживается на ее лице, а руки скользят по талии, словно изучая, а не просто поддерживая в танце. И когда Антон склонял голову к ее шее, чтобы что-то сказать на ушко, она чувствовала, что он нарочно сокращает дистанцию, стараясь коснуться ее волос и кожи губами.

«Да ну, вздор. Это шампанское мне в голову ударило» — решила Анна. Она все еще помнила, как призналась ему в своих чувствах много лет назад, и прочла в мягкой обаятельной улыбке отказ. Он, словно извиняясь, просто сказал:

— Я не тот, кто ты думаешь. Давай будем друзьями.

С того самого дня она никогда не воспринимала Антона как мужчину, потенциального любовника. Ей и в голову не могло прийти, что он такой же, как и все, и что у него может быть эрекция во время танца с ней, что он может так же, как и другие, мягко скользить пальцами по ее спине, и чувственно дышать в ее маленькое ушко. Шампанское придало ей смелости, и она сказала:

— Сегодня я не уверена, что ты гей.

Антон мягко улыбнулся и казалось, немного смутился.

— Я тоже сегодня в этом не уверен.

Не веря своим ушам, она обратила на него выжидательный взор.

— Ты же знаешь о моем выборе. — Объяснил он. — Но, Аня... Я люблю все прекрасное, люблю им наслаждаться. А ты... ты прекрасна. Я смотрю на тебя как на произведение искусства, вижу в тебе красоту, гармонию. Я не хочу тебя трахнуть, или что-то в этом роде. Понимаешь? Я просто хочу насладиться искусством, вобрать его красоту и нежность. Ты меня понимаешь?

Анна поняла его. Много лет назад она приняла то же самое чувство эстетического удовольствия за влюбленность, но потом осознала: он был слишком красив, слишком совершенен и прекрасен, чтобы любить его так, как она любила других. Им хотелось наслаждаться, смаковать его сияющую изнутри красоту.

Кивнув, она прильнула головой к его груди, стараясь скрыть волнение.

— Давай сбежим отсюда. — Предложил он. — Сегодня мне хочется быть только с тобой. Это идеальный момент. Ты знаешь об идеальных моментах?

Конечно же, она знала. Это были те редкие и долгожданные вспышки необъяснимого притяжения, полные таинственного и пьянящего шарма, которые так часто описывают писатели в романах, о которых снимают фильмы, и которые случаются в жизни каждого человека лишь однажды, и которых с затаенной надеждой ожидают все тонкие и чувственные натуры.

Не сговариваясь, они тихо ускользнули через веранду. Антон поймал такси и вот они уже ехали вдвоем по ночному городу на заднем сидении.

— А куда мы едем? — поинтересовалась Анна.

— Не знаю. — Признался он.

Идеальный момент не мог происходить в декорациях его или ее квартиры, нет. Они не должны были позволить привычному быту разрушить ...

 Читать дальше →
Показать комментарии (1)

Последние рассказы автора

наверх