Экстремалка

Страница: 1 из 2

Антон работал заведующим отделом писем в областной газете инвалидов «Заря». Инвалиды писали иногда такие письма, что приходилось выезжать и разбирать ситуацию на местах. И почти всюду обиды, притеснения, несправедливость властей предержащих. Но ещё чаще люди приходили сами в газету, приносили свои литературные труды. У большинства это были не очень выдающиеся произведения, но иногда появлялись действительно талантливые стихи и проза.

Однажды, читая почту, он наткнулся на довольно неплохие стихи некой Ольги Тумановой. Опубликовали. Стихи стали приходить чаще. Заметив, что отдельные из них требовали доработки, он пригласил автора в редакцию. Пришла простенько одетая, не очень яркая, невысокая женщина субтильного сложения, с изящной фигуркой и довольно приятным голосом. На вид ей было лет сорок с небольшим. Её серые глаза застенчиво смотрели на него.

Познакомились. Стали разбирать стихи. Их у нее оказалось много — хватило на несколько часов чтения и правки. Стала она постоянным автором рубрики «Творчество наших читателей», а её стихотворения начали публиковаться регулярно. Часто приходила в редакцию под конец рабочего дня и оставалась наедине с ним в его рабочем кабинете. Антон уже не мыслил себя без этих встреч, замечая, что и она к нему неравнодушна. Давно перешли на «ты». Разговаривали о литературе и музыке и, конечно, наступил момент, когда решили рассказать друг другу о своей жизни. Это однажды случилось в конце рабочего дня, когда сотрудники стали расходиться по домам.

Антону рассказывать было почти нечего. Ему идёт шестьдесят первый год. Окончил заочно институт, женился по любви на однокурснице, когда та забеременела от него. Дочь и сын уже взрослые. Сын учится в политехническом институте, дочь замужем. Есть внук. Жена работает. Отношения с нею сейчас хорошие, хотя за долгую совместную жизнь всякое бывало. Живут вместе уже двадцать пять лет...

Ольга о себе рассказала много интересного. Она, оказывается, инвалид второй группы. Зимой и летом практически здорова, но весной и осенью у неё развивается обострение депрессии и тогда она проходит курс лечения. Живёт с родителями и двадцатилетним сыном. Мужа нет. Находилась четыре года в психиатрической больнице, судима...

— Судима? — спросил удивлённо Антон, — и за что же?..

— Если коротко, то за убийство... Мне очень тяжело вспоминать этот период моей жизни. Боюсь, что ты резко изменишь своё мнение обо мне, а мне этого так не хочется...

— Оля, обещаю, что мнения не изменю. Будь со мной откровенна. Мне очень хочется узнать о тебе всё, — заверил он её.

— Я вышла замуж, когда мне исполнилось двадцать лет. После рождения дочери, муж загулял и ушёл к другой. У меня случился приступ и в беспамятстве я утопила десятимесячного ребёнка в ванне. Мне была назначена психолого — психиатрическая экспертиза. Признали душевно больной и направили на лечение в психиатрическую больницу, где я пролечилась четыре года. Там я забеременела. Отец сына неизвестен...

— Мне шёл двадцать третий год, — продолжала она своё повествование. Моё тело страстно желало мужской ласки. Я стала мастурбировать по ночам, но это занятие лишь частично удовлетворяло мою возрастающую потребность в сексе. В нашем отделении в большинстве находились очень пожилые женщины. Моего возраста была лишь одна дородная, пышногрудая девка с фигурой тяжелоатлета. Узнав о моём желании, она заявила: «Если сможешь держать язык за зубами, то будут у тебя мужики в избытке. Мне они противны — у меня роман с врачихой».

— Сначала меня отымели два санитара в туалете на нашем этаже, — продолжала она. На первом свидании они очень торопились и решили меня отыметь одновременно. Один из них, который был моложе, сел на закрытый крышкой унитаз и, обнажив свой член, заставил сесть на него. Моя истосковавшаяся по сексу вагина плотно обхватила его член, и я застонала от удовольствия. Но второй постарше, быстро всунув в мой рот свою короткую, но толстенную балду, заставил замолчать... Затем они поменялись местами. Я узнала, что такое минет. Если внизу живота растекалось блаженство, то очень болели губы и горло, но со временем я привыкла и с нетерпением ожидала их смену.

— Вскоре на меня обратил внимание лечащий врач. Во время своего ночного дежурства он пригласил меня в ординаторскую и заставил сделать ему минет. С ним у меня зачастую кроме минета ничего не получалось, слишком мягким у него был член огромных размеров. Но когда ему удавалось вставить его в меня, то мне казалось, что во влагалище всовывают кочан кукурузы. Сперва мне было очень больно, но постепенно я привыкла и уже сама всячески помогала ему нанизывать себя на его «кочан». Однажды во время сношения нас застал главный врач больницы. Случился большой скандал. Моего врача уволили, а его место занял сам главный врач. Ему было около семидесяти. Я ему делала минет, а он удовлетворял меня пальцами. Это он называл «мануальной терапией».

К сожалению, он ушёл на пенсию. И тут я познакомилась с охранниками. С каждым из них мне приходилось вступать в соитие под страхом риска быть пойманной. Почему-то мне это стало нравиться. Получала удовольствие от рискованного секса. Наконец, я забеременела. Родился сын и я прекратила на время все связи. После выхода из больницы у меня было много мужчин, но ни с одним из них связать свою судьбу мне не удалось...

Закончив свой рассказ, Ольга разрыдалась и Антону пришлось её долго успокаивать. Ему стало очень жаль эту маленькую, симпатичную женщину с такой трудной судьбой. То обстоятельство, что она убила своего ребёнка, его насторожило, но не оттолкнуло. Он понимал, что это следствие её болезни.

На дворе был июнь, и Антон, подумав, что до осени, когда у неё начнётся депрессия, еще далеко — решил слегка с ней пофлиртовать без каких — либо серьёзных отношений. Получится секс — хорошо, не получится — ещё лучше. После ушедшей молодости ему захотелось поверить в невероятное: что он еще не совсем стар и на него обращают внимание женщины. Пусть даже инвалиды. «Чем я хуже тех мужчин, которые ею пользовались? — думал он, гладя её вздрагивающие от рыданий худенькие плечики.

Ольга успокоилась. Вытерла слёзы и вдруг обняла его. Приблизила своё заплаканное лицо к его лицу и стала, как ребёнок, целовать его лоб, щеки. Антон подставил губы и их поцелуй был совсем не детским. Он прижимал к себе её такое послушное тело и чувствовал, что она готова ему отдаться прямо здесь на рабочем столе. А она в подтверждение этому, начала снимать свои трусики. «Давай не здесь», — умолял он, но её руки уже расстёгивали ему брючный ремень... «Хочу тебя отблагодарить за твоё внимание ко мне, — страстно шептала она.

В коридоре уборщица мыла полы, ёрзая шваброй по линолеуму, а вдоль тротуара улицы то и дело шли прохожие (его кабинет был на первом этаже здания). Обстановка была явно неподходящая для интима, но кровь горячими толчками уже била в его виски, лишая возможности что-либо соображать. Раздевшись до пояса, он уложил её на свой короткий стол. Высота стола оказалась чуть ниже уровня его паха. Голова её свисала на противоположной стороне стола.

Несколько лет назад он смотрел американский фильм «С широко закрытыми глазами» с Томом Крузом в главной роли. Там он подсмотрел оригинальную позу сношения. Мечтал когда-нибудь с женой попробовать, но та категорически отказывалась. Решил сейчас осуществить свою мечту с Ольгой. Зашёл со стороны её головы и приблизил свой до предела набухший член к её рту. Она мгновенно поняла всё без слов и сразу принялась за дело. Он же лёг на неё и, придерживая её ноги, погрузил язык в её совсем не маленькую вагину.

Через некоторое время она попросила его поменять позу. Вернулся на противоположную сторону. Закинув её ноги на плечи, он за бедра подтянул её на член. Привычного обхвата его стенками влагалища не ощутил, хотя яички уже упёрлись в её промежность. «Ничего себе, пиздёнка», — мельком подумалось ему. Она, закрыв глаза тихо шептала: «Не кончай, подожди! Еще, еще... «. Наконец,...

 Читать дальше →
Показать комментарии (2)

Последние рассказы автора

наверх