Московский Нуар. Часть 3: Три года назад

  1. Московский Нуар
  2. Московский Нуар. Часть 3: Три года назад

Страница: 3 из 4

не помогал. Он пил и вспоминал.

Ярость и гнев потихоньку растворились, осталась БОЛЬ.

Макс вспоминал. Ее глаза. Такие разные, то веселые, то грустные, а то в них загоралось такое... Губы, нежные, ласковые, игривые, эти губы могли дарить наслаждение, и негу, они возбуждали, они покрывали его поцелуями, всего, с головы до ног. Ее кожа, бархатистая на ощупь, дарящая тепло и прохладу одновременно, а иногда горячая, заставляющая сердце выскакивать из груди, его пальцы, так любили скользить по ней, а что вытворял язык... Ее вкус, терпкий, чуть солоноватый, неповторимый, вкус любимой женщины.

Ее пальцы, они могли быть такими настойчивыми, цепкими, а могли ласковыми и послушными. Марина, такая разная, и такая привычная, она часть его. Была. Выходит, он ее совершенно не знал. Она обнимала его, еще вчера вечером он вошел в нее, и она крепко обхватив его ногами прижимала к себе, погружая все глубже и глубже, а уже через несколько часов отдалась другому. Все эти стоны, слова, что она шептала ему в порыве страсти. Ведь она любила его. Она не могла врать. Он бы почувствовал. Фальшь, как ее не маскируй, все равно вылезет наружу, в жестах, движениях, взглядах. Он неплохо читает невербалку. Она его любила. Здесь ошибки быть не может. Тогда ПОЧЕМУ? Что, ей не хватало. Секса? Могла бы сказать. Хотя сейчас, это уже не имеет, ровно никакого значения. Мир рухнул. И похоронил под руинами, его, Макса. Как теперь жить, да и стоит ли?

Макс выпил очередной стакан. Жестом попросил бармена повторить.

Его поразило, что злости нет. Нет, попадись ему сейчас Кир, отметелил бы сучару, но не убил. Сучка не захочет, кобель не вскочит. Спрос, в любом случае с Маринки. Но вот, стоит ли? Может просто бросить все и уехать, куда глаза глядят. Как же херово-то. Полное ощущение, что в тазик с дерьмом посадили, и той же субстанцией окатили. А теперь сиди, обтекай, родной. Сууука... Душу наизнанку вывернуло, перцем посыпало и в тугой жгут закрутило. Алкоголь то, почему не берет? Доза, что он залил в себя, кабана завалит, а он ни в одном глазу.

От дыма слезились глаза, или дым здесь не при чем. Мужчины не плачут.

Брехня. Еще как, плачут, и отнюдь не скупыми слезами.

Макс вышел в туалет. Со всей дури врезал кулаком в стену. Потом еще. Тоже ведь способ мужской релаксации, болью физической заглушить боль души. Помогает... на полминуты.

Вытерев кровь салфеткой, Макс вернулся в зал. Руку саднило нещадно.

Что делать? Макс, не знал. Он всегда знал, что нужно сделать, как поступить. Решения приходило само. А теперь, не знал.

Домой он не вернется, да и нет у него больше дома. И работы нет. Ничего нет. Ни дома, ни семьи, ни работы. Ничего. Еще вчера все было, а теперь пустота. Но делать то, что то надо. Не жить же в этом баре.

Макс включил телефон, 36 пропущенных вызовов. Маринка, Кир, этой гниде, что от него надо. Света, Дан, а он то, откуда, больше месяца уже не перезванивались, все дела, да случаи.

Телефон затренькал. Марина. Сброс. Опять звонок. Она же. Вот упертая. Маринка всегда была целеустремленной особой, и к цели шла напролом. Сброс. 13 новых СМС. Опять она, нет ну до чего настырная, ведь видит же, что он трубку не берет, хрен ли названивать, гадостей в свой адрес послушать охота.

Он открыл наугад одну из СМСок, Маринкину разумеется. «Трубку возьми, гамадрил. « Нахрапистая скандалистка в своем духе. Да пошла ты, в тундру, оленей пасти. Да, про аленей, это пожалуй лишнее. В тундру ей не надо, и алень в наличии, и пасти пытается, прям тут.

Макс набрал номер Данилы.

— Дан, здорово, искал меня?

— Макс, здорово, дружище. Как дела не спрашиваю. Уже понял, что хреново, Маринка твоя звонила, спрашивала, не объявлялся ли ты. Я по голосу сразу понял, проблемы. Да и ты, похоже бухаешь. Знаешь что, давай-ка ко мне. Посидим, потрещим. А Макс?

— Ладно, щас тачку поймаю...

Макс расплатившись вышел из бара. На улице начало темнеть, поток машин моргая фарами медленно катил по мокрой улице разбрызгивая лужи. Дождь не прекращался. Макс поднял воротник плаща и поймал такси.

Дан работал в смену и сегодня был дома. Макс нажал кнопку звонка. Дверь открыла Наташка, Данькина жена.

— Заходи Макс. — Наташа чмокнула его в щеку.

Макс разулся и повесил мокрый плащ на вешалку. Прошел в кухню. За столом сидел Дан, перед ним стояла початая бутылка водки.

— Натусь, сообрази нам чего-нибудь. — Наташа молча выставила на стол несколько тарелок с закуской.

— Спасибо Наташ. — Макс благодарно кивнул.

— Макс, ты вообще-то сегодня ел? Или только пьешь? — Наташа укоризненно взглянула на него.

— Пью...

Обязательно поешь, иначе совсем плохо будет...

— Извини Нат, кусок в горло не лезет.

— А ты через не могу.

Макс покачал головой.

— Ну и дурак. Желудок посадишь, про печень вообще молчу.

Наташа вышла с кухни. Данька разлил водку.

— Наташка дело говорит, Макс ты закусывай... Ну рассказывай, что там у вас стряслось...

— Да-а, — Протянул Данька, после сбивчивого рассказа, — учудил Кирюха.

— Погоди... А ты откуда знаешь, что это Кир был. Я его точно не упоминал... Ты что сучара, все знал? Знал, про Маринку и Кира? Знал и молчал... Ну, ты... Ты и... Какая же ты сука после этого... — Макс вскочил с табуретки.

— Стой Макс. Подожди. Да, знал... А что, я по твоему должен был делать... Кир мне признался, спрашивал, что ему делать. Он тебе сознаться хотел, но Маринку подставить боялся... Боялся, что ты сгоряча дров наломать можешь. Ну вот, что я должен был сделать?... А?... Что?... Я промолчал. Да. я сука. И что, теперь. Сядь Макс. Сядь и успокойся. Что случилось, то случилось, изменить ничего уже нельзя. Тебе сейчас нужно в первую очередь успокоиться. Выпей и спать ложись. Завтра проспишься, спокойно все с Маринкой обсудите, и решите, что вам делать дальше. Только на трезвую голову, и спокойно.

— Обсудите... Хули обсуждать Дан... Все и так понятно... А не пошли бы вы все... — Макс пошатываясь направился к двери.

В коридоре его поймала Наташа.

— Ты куда в таком состоянии собрался, а? А ну ложись немедленно, ты же на ногах не стоишь. Завалишься еще где-нибудь. Ложись спать. Завтра во всем разберетесь, а сейчас спать.

— И ты знала? — Макс взглянул на Нату мутными глазами. — Знала. Пока мы с Данькой водку пили, небось этой бляди звонила. Ну, точно звонила... Спать говоришь ложиться. Здесь?... Ну да, что бы случайно опять домой не вернулся... Пока, они там... Передай этой суке, чтоб не беспокоилась, я им с ее ебарем мешать не буду... Нет у меня больше дома... Ни дома, ни жены... Пропусти. Наташ, Христом Богом прошу, пропусти.

— Макс я тебя прошу, ляг проспись, завтра на трезвую голову дома поговорите.

— А у меня нет больше дома, Наташ. Ни дома, ни жены, ни работы, ни друзей. Ничего нет. Так что говорить с этой сукой, нам не о чем Пусти, мне одному побыть надо.

— Ну куда ты на ночь глядя в таком состоянии пойдешь?

— Ни куда, а откуда. От вас всех, подальше.

Макс протиснулся мимо помрачневшей Наташи, сунул ноги в сырые ботинки и натянув влажный плащ вышел из квартиры бывшего друга.

Макс вышел из подъезда, резкий порыв стылого ветра бросил в лицо колючие, холодные брызги. Подняв воротник плаща, он неверными шагами направился туда, где тускло мерцали, сквозь пелену дождя, огни ночного города. Мир перевернулся.

Марина.

Странное оцепенение охватило Марину, она смотрела на Макса и не могла пошевелиться. Осознание того, что она смотрит сейчас в глаза мужу, а член любовника продолжает с хлюпаньем гулять в ее влагалище, ее как молнией ударило. Марина рывком сорвалась с хуя Кирилла, и замерла, пытаясь сообразить, что ей делать дальше. Она не отрываясь смотрела в глаза Макса, и то что она разглядела в их глубине заставило ее сжаться от ужаса. Макс сделал шаг в сторону постели, и до Марины наконец дошло, он идет убивать.

— МАКС.....  Читать дальше →

Показать комментарии (13)

Последние рассказы автора

наверх