Девочка плохая, девочка хорошая

  1. Люблю быть зависимой
  2. Сделай меня еще хуже
  3. Девочка плохая, девочка хорошая

Страница: 1 из 2

Закончив с косметикой, Катька в стрингах и в топике через который просвечивали возбужденные соски, вышла из ванной, поправляя еще чуть влажные вьющиеся по плечам волосы. Прошла по коридору, зашла в комнату и на пару секунд замерла от неожиданности.

Посреди комнаты стоял Вован в чем мать родила, чуть расставив руки в стороны, в приветственном жесте. Легкая усмешка играла на его лице, и все это было немного необычно. Он был очень хорошо сложен, подтянут и крепок, грудные мышцы и точеный пресс делали его тело сексуальным и притягательным.

— Я ни на чем не настаиваю. Не думай, что я тебя тороплю, — он самодовольно рассмеялся, рассматривая выражение Катькиного лица.

Она накрасилась так как он хотел, максимально вульгарно. Губы были ярко-красными от помады, большие темные глаза с длинными ресницами, казались еще больше, хорошо выделяясь из-за черной туши и теней. Макияж делал черты ее лица выразительными, удлиняя скулы. На ее шее виднелся уже столь обыденный черный кожаный ошейник с блестящим колечком для поводка.

— С одной стороны, ты похожа на шлюшку которая себя выставляет на показ, — Вован подошел к Катьке чуть сбоку, его член начал приподниматься, — с другой стороны, все это выглядит довольно симпатично. И неужели таких милых девочек тоже ебут? А не играют с ними в куклы, например?

Одна его рука уже проникла Катьке под маечку, наминая грудь, а другая по-хозяйски, легла на округлую ягодицу, проникая под резинку трусов к промежности.

— Трахают! И еще как! — полушепотом и как-то невинно ответила Катька. Черты ее лица моментально смягчились. Она потянулась, чтобы поцеловать его, — и, играют... тоже... как с куклами, — добавила Катька, за секунду до того как их губы слились в жарком захлебывающемся поцелуе.

Вован ее с силой привлек к себе. Одним движением спустил Катькины стринги до колен, лапая ее оттопыренную попку. Напористо, грубовато сжимая ее упругие ягодицы, нагло влезая пальцами в ее анал и пизденку. Шлепнул ее по извивающейся заднице, смакуя.

Катька, незаметным движением поймала его болтающийся член, начав его умело надрачивать. Готовя его для себя, чувствуя, как член твердеет с каждой секундой и наливается силой. Тот самый беспощадный член который она сегодня будет боготворить и ублажать, перед которым будет пресмыкаться, и который будет делать все, что он захочет.

— Снимай майку, сучка! — тихим голосом приказал ей Вован.

И это было то, что она больше всего хотела. Этих строгих, безапелляционных мужских приказов которых надо слушаться и торопиться выполнить. При которых, у нее душа уходила в пятки. Делающих ее такой маленькой, податливой и ничего не решающей.

Она сняла майку, обнажив свою выпирающую небольшую грудь, а Вован перехватив майку, отбросил ее в сторону. Стринги тоже уже съехали с колен и упали на пол, оставив Катьку полностью голой.

Вован взял ее за волосы, собрав их в тугой хвост, чуть потянул назад. Поднес к губам Катьки три пальца, которые она, чуть отстранившись и взяв в рот, начала усердно посасывать, прикрыв глаза. Не переставая дрочить ему член, сжимая его нежными пальчиками.

— Глупая соска, — Вован в упор наблюдал с нескрываемым интересом за тем, как Катька сосет его пальцы, — займусь сегодня твоим воспитанием.

Она стояла полностью голая вытянувшись по струнке, чуть наклонившись вперед. Сердечко учащенно колотилось в ожидании дальнейшего. Сосала пальцы так старательно и нежно, как только могла, плотно обхватив их губами. Чувствовала, что на нее смотрят.

Вован потянул ее за волосы вниз, и она быстро встала на колени, демонстрируя покорность, готовая делать все, что от нее потребуется. Ее лицо оказалась прямо напротив болтающегося члена, такого привлекательного и желанного.

— Руки за спину, дрянь, — Вован снисходительно похлопал ее по щеке, продолжая держать крепко за волосы.

Она стояла на коленях, прогнувшись, широко расставив ноги, глядя на него широко раскрытыми глазами снизу вверх. Грудь выделялась вперед, голая попка оттопырилась. И уже через мгновение, поймав губами приблизившийся хуй, Катька начала его жадно сосать, пытаясь заглотить в себя как можно глубже. Насаживая свой блядский рот на него и лаская член по всей длине, причмокивая и смакуя. Держа руки за спиной, как ей и сказали.

— На этой неделе ты плохо вела себя, не старалась, была непослушной, мне это не понравилось, — Вован неспешно говорил это, продолжая держать Катьку за волосы и контролируя усердные движения ее головы, которые сразу ускорились.

Она чувствовала, что сейчас ей зачитают приговор, острая стрела страха и предвкушения прошла к низу живота и там разлилась теплом и истомой, заставляя несколько раз вильнуть задницей. И чтобы она уже не делала, уже ничто не сможет облегчить ее участь. Эта неотвратимость была безумно волнительна и возбуждающа. И она продолжала сосать хуй так умело и старательно, как будто он был последним в ее жизни.

— Ты была плохой девочкой, а плохих девочек наказывают. Их привязывают к кровати и порят ремнем по голой жопе до тех пор, пока они не начинают визжать и скулить как последние сучки, прося о пощаде... Их не жалеют и не слушают их визги.

У Катьки внутри все сжалось. И тем сильнее ей захотелось, чтобы ее использовали, мучали и трахали так, как нужно ее хозяину. Чтобы она ничего не контролировала, а только чувствовала рядом того, кто ее морально уничтожит.

— И ты это заслужила, чтобы тебя драли как школьницу получившую двойку. Тебя это научит понимать все с полуслова и быть послушной, раздвигая ноги по щелчку пальцев, подставляя дырки. Вставай!

Катька поднялась на ноги, облизывая губы. А Вован взяв ее за руку, повел к кровати. Сел, отодвинув ногу и, потянув к себе непослушную Катьку, легко уложил ее поперек своей ноги, к верху попкой. На кровати уже лежал приготовленный для нее ремень.

Оттопыренная попка была красивая и округлая, с эластичной кожей. Дразнящий анус был ничем не защищен в промежности, проглядывая между раздвинутых ягодиц. Катьку Вован порол по заднице уже не первый раз, и она прекрасно понимала, что боль будет вполне переносимой и адекватной. Так же она отлично понимала, что эту попку сегодня хорошенько выебут, поэтому Катька хотела, чтобы все выглядело максимально эффектно.

Вован крепко придерживая Катьку за талию, так чтобы она не могла дергаться, взял ремень, замахнулся и ударил Катьку по заднице первый раз. Катька растянувшись, вцепилась в одеяло, сжав его кулачками, тихонько застонала. За первым ударом был второй, третий... Порка началась. Катька стонала все больше и больше, перегнутая через ногу Вована и крепко удерживаемая его сильными руками. На ее попке, с каждым ударом оставались красные полосы. С ней никто не считался, никто ее ни о чем не спрашивал, ее тело просто использовали так как хотели в максимально откровенной форме. И она была этому очень рада, раскрываясь. Ей, внутренне, всегда хотелось чтобы ее заставляли, били по заднице, говорили грубые слова, жестко трахали и использовали не пределе возможностей. И так оно и происходило, насилие ее очень возбуждало.

— Получи шлюха, — очередной раз ремень с размаху ударил Катьку по попке.

— Айааа, аааа, — застонала она в очередной раз, ее ноги инстинктивно дернулись, пытаясь подогнуться.

— Будешь знать в следующий раз, — ремень опять с силой ударил ее по попе. Потом ударил еще и еще раз...

— Ааааа, я будууу послушнооой девочкой, аааа, — у Катьки на глазах выступили слезы, и она ерзала на ноге Вована продолжая сжимать руками одеяло, жалобно хныча.

— На, получи еще! Не притворяйся! — Вован полосовал ее ремнем по заднице, ходящей ходуном перед ним. И у него от этого все сильнее вставал член.

Порка Катьки доставляла ему удовольствие.

— Аааааа, я всеее будууу делааать, не надооо! — извивающаяся попка у Катьки уже горела, но ее все продолжали и продолжали пороть, не слушая, — я твоя и только твоя!

— Вот тебе еще, сука! — ремень со звонким ...

 Читать дальше →
Показать комментарии (1)

Последние рассказы автора

наверх