Северная звезда. Испанское гостеприимство. Окончание

  1. Северная звезда. Шторм
  2. Северная звезда. Испанское гостеприимство. Начало
  3. Северная звезда. Испанское гостеприимство. Окончание

Страница: 1 из 2

Они все ближе и ближе.

Две пары черных рук, подхватили ее под мышки, до боли впиваясь цепкими пальцами в тело. Дернули вверх, резко, грубо. Другие руки вцепились в щиколотки и икры, и снова дернули вверх и в стороны.

Новые руки, разноцветные, жадные, не знающие жалости впиваются в бедра, спину, ягодицы, плечи. Кто-то, сильно дергает за волосы.

Ее обнаженное, распятое этими руками тело, поднимают вверх, над толпой.

Перед глазами, лишь бездонное, пронзительно синее, тропическое небо с редкими облаками и одинокая чайка улетающая вдаль. Жаль, что у нее, Светланы, нет крыльев.

Ее куда-то несут, руки уже шарят везде.

Резко опускают вниз, жесткие палубные доски больно бьют по ягодицам и спине, веселый хохот, затылок врезается в струганное дерево, и в глазах на секунду мутнеет.

Увы, но только на секунду.

Волосы отпустили, но ее руки, еще кто-то крепко держит, и прижимает к палубе. И ноги, широко разведенные в стороны, придавлены к доскам так, что пошевелится невозможно. Она сейчас совершенно беспомощна, у ублюдков, чувствуется многолетний опыт насилия.

Она чуть приподнимает голову, двое, оба негры, присев на корточки держат ее раздвинутые ноги. Еще двое, мулат, и второй, метис что ли, слегка раскосые глаза и смугловато бронзовый оттенок кожи, говорит о явной примеси индейской крови, вцепились в руки и прижимают их к палубным доскам. Дебилы, ну куда она денется, крыльев то у нее нет. Она же, не чайка.

А между ее распахнутых ног, стоит Испанец.

Голый по пояс, он медленно развязывает завязки штанов, и с глумливой кривой ухмылкой на тонких губах, смотрит на нее.

Широкие штаны падают на палубу, и голый Испанец делает шаг к ней.

Сухощавый, но жилистый, перевитые тросами мышц руки. Шрамы, множество шрамов, исчеркали смуглую кожу. Густые заросли на груди спускаются сужающейся дорожкой вниз, по впалому животу, к жесткому кустарнику на лобке, а под ним... Член не поражал размерами, но с такой формой, Света еще не встречалась. Средний по размерам и толщине, он резко загибался на конце вправо и немного вверх. И головка, красная и большая.

Испанец склонился над ней и прошипел в лицо

« Ну вот, ты наконец и дождалась, сука. Это наш с тобой, первый раз. Но ведь не последний, правда? Если выживешь. А ты, выживешь. Упорная, мне такие нравятся. Вас ломать интересно. Ты шлюха, мне каждый день сапоги вылизывать будешь. Тварь.»

Он ухватил пятерней Свету за подбородок и нижнюю челюсть. Сильно, до боли сдавив щеки и сложившиеся трубкой губы.

И плюнул ей в лицо. Отпустив челюсть, той же распяленной пятерней размазал свой плевок по всему лицу. Потом отстранился, и опустив руку вниз, вставил, стоящий как кол, член, в смазанное спермой капитана, влагалище.

Света непроизвольно издала стон, первый толчок был неимоверно сильным, и чувствительным. Член с первого раза достиг матки.

Испанец трахал ее с яростью, член почти выходил наружу, что бы остановиться в последнее мгновение, и вновь обрушиться в нее. Хорхе менял ритм и направление ударов.

Самым мерзким было то, что тело, помимо воли хозяйки, отвечало на происходящее. Как Света не сопротивлялась, волна наступающего оргазма, неумолимо приближалась. Она была противна сама себе, но тело, ее тело предало ее.

Стон, перешедший в протяжный всхлип, она сдержать уже не смогла. Череда судорог ее влагалища и довольный смех, ей в покрасневшее лицо. Струя спермы в матку и новый плевок в лицо. И хохот. Такого унижения она еще не испытывала. Никогда.

Испанец распрямился и отступив назад пнул ее босой ногой в промежность.

Резкая боль пронзила бедра и низ живота. Мамочкиии... Почему это с НЕЙ происходит... ПОЧЕМУ?... ЗА, ЧТО?...

Испанец одел штаны и отошел в сторону, он присел на бухту троса, чуть в сторонке, и достав трубку закурил.

Его место, между ее ног, занял какой-то толстяк, в грязной белой рубахе и желто-коричневых портках, с красной повязкой на голове. Этот даже портки не удосужился снять, так приспустил слегка и навалился всей тушей на Свету.

Ее как асфальтовым катком к палубе приплюснуло, разожравшийся потный боров принялся копаться внизу, вставляя свой грязный отросток в ее девочку, хотя о чем это она... Еще, пять-десять... двадцать этих ублюдков и ее девочка превратится в разебанную, как ведро пизду, с отвисшими свекольно красными половыми губищами... ТВАРИиии...

Толстяк пыхтел, раскатывая ее тело, по жестким доскам, как блин, своим жирным брюхом. Его члена она не видела, но размерами он явно не впечатлял, внутри что-то елозило, но боли не было, а вот брюхо... Отожрал мамон, жиртрест... А изо рта то несет, как из выгребной ямы. Из полуоткрытых толстых губ ей на лицо капает слюна... Только бы, не вырвало. И нечем дышать, жирдяй выдавил весь воздух из легких.

Толстяка надолго не хватило, приплюснув ее несколько раз своим брюхом, он спустил в нее сколько смог, и с пыхтением и довольной рожей поднялся.

Света с облегчением смогла вздохнуть. Используя каждую секунду передышки, дышала. После такого прессинга грудь и живот болели при каждом вдохе, но она дышала. Какое же это счастье, просто дышать.

Худой и длинный мулат направился к ней.

«Подожди, Педрито. « Испанец встал с бухты троса и подошел к распластаной на палубе Светлане. Он нагнулся и схватив ее за волосы, потянул вверх.

Он махнул рукой и тиски сжимавшие ее руки и ноги разжались. Повинуясь тянуще ее вверх руке Света поднялась.

По ногам стекала сперма, колени подгибались. Испанец провел рукой по ее спине и заднице.

«Так не пойдет. Да утра у нее вся спина и жопа до мяса сотрется. А потом, дон Эстебан нам шкуры спустит. Подстелите, что-нибудь.»

Когда приволокли здоровый кусок парусины и сложив его несколько раз уложили на палубу, Испанец кивнул и позвал помощников, держать ее руки и ноги. Он кивнул им на бухту троса. Метис кивнул, и вместе с одним из негров, они отрезав несколько кусков веревки, ловко растянули Светлану на парусине.

Она лежала на грубой ткани, распятая в позе звезды и смотрела в начинающее темнеть небо. До рассвета еще, так далеко.

Небо закрыла мерзкая рожа мулата. Четвертый член вошел в ее девочку. А сколько еще предстоит...

Света отвернула лицо в сторону. Сил ее нет, смотреть в эти гнусные хари, вдыхать их вонь.

Ее взгляд упал на Испанца. Тварь... этот хуже всех, остальные. насилуют тело, а этот мразюк, изнасиловал душу.

Мулат пыхтел долго, все никак не мог кончить, остальные уже начали его торопить, он в ответ переругивался с ними. И все это, не прекращая трахать ее, Свету. Никаких особых ощущений не было, внутри ее уже привычно что то ползало, как червяк, жирный склизкий червяк, мерзкая тварь, забравшаяся внутрь ее сущности. Ничего кроме отвращения, она не ощущала. Гниды, какие же они гниды. Ну вот, что она им плохого сделала. За что, они с ней, так. Она же даже не сопротивлялась, что нельзя было сделать все мягче? ЗАЧЕМ?

Мулат, наконец отстрелялся. Его место занял негр.

И боль, пронзила промежность. Здоровенная черная дубинка, с чавкающим звуком, ворвалась внутрь, заполнив ее без остатка. Света взвыла от боли. Сил, сдерживать крик, уже не было. Света взвыла от боли. Сил сдерживать крик уже не было. Негр довольно захохотал. И наклонившись прямо к лицу прохрипел.

«А как ты будешь орать, когда мой « амиго», порвет твою сладкую, белую, английскую жопу?» Нет... Только не это...

Каждый толчок отзывался болью, Света уже не сдерживалась, стоны срывались с искусанных губ, слезы катились из зажмуренных глаз. В ушах появился, какой-то противный звон.

Щиколотки от каждого толка сильно дергало, ступни онемели, бедра сводило тупой нудной болью.

Сознание начало постепенно абстрагироваться от происходящего. Оно как бы отключалось от него, Свете временами стало казаться, что все это происходит не с ней, все это лишь дурной сон. Она потихоньку начала плыть. Сознание само ...

 Читать дальше →
Показать комментарии (18)

Последние рассказы автора

наверх