Неожиданный Казанова

Страница: 1 из 4

Этот рассказ я написал специально для тех, кому нравятся остросюжетные истории, взятые из личной жизни. Без тупой цензуры и подставных имен, все как было на самом деле, считайте это моим анонимным признанием с подробностями, о которых я не делился даже с самыми близкими мне людьми.

===================================================================

С Викой я познакомился на учебе в университете. Тогда, будучи студентом третьего курса хим-фака, я был твердо убежден, что с легкостью смогу добиться все чего захочу от жизни, что успешная учеба станет для меня ключом к стремительному карьерному росту и процветанию... Именно тогда Вика появилась в моей жизни. Ее появление для меня было словно вторжение нахального комара в необдуманно приоткрытое окно спящей комнаты. Вся твердость моих убеждений об учебе была сметена красотой этой девушки, но больше всего меня в ней возбуждала ее недоступность.

Недоступность красавицы Вики, было с родни преступлению против человечности — с этими словами согласятся все, кто бы хоть раз пытался за ней ухаживать. Казалось, что ее невозможно купить юмором, ловкостью ума, мужской харизмой, и даже толстым кошельком. Создавалось впечатление, что эта нахалка до бесконечности фригидная. Никто ни разу не видел ее в паре с успешным ухажером.

Как и многие другие до меня, я тратил все свои умственные и физические силы на то чтобы Вика досталась мне. Все что я мог придумать и воплотить в жизнь оказывалось тщетным: «Кирилл, ты такой же как все! — говорила мне Вика, — Я же вижу тебя насквозь. Ты хочешь меня с той же тупой жадностью, что и самец хочет самку, ты просто гадкий гамадрил в маске человека». Хуже всего было то, что попытки завладеть этой девушкой полностью сорвали мои планы успешно подготовиться к экзаменам. Мне было стыдно — я отдавал всю свою стипендию на позорные «тройки» в своей зачетке. Но и платил я за экзамены только для того чтобы остаться в университете, чтобы не в коем случае не оставить Вику без своего внимания.

Больше пяти месяцев я пытался добиться расположения Вики, в моральном смысле — я бился лбом о стену. Я и мои «предшественники» не понимали главного — Вика, это человек с чрезвычайно развитым духовным миром. Её даром от природы было развитое чувство ощущения гармонии с внешним миром, проще говоря: она с легкостью рыдала над случайно задавленной ею букашкой, искренне смеялась над самым примитивным анекдотом, для неё было большим наслаждением просто пить чистую воду и лежать на траве любуясь в голубое небо.

Я стал жить ее жизнью и понял, что ее ощущение мира мне стало по-настоящему нравиться и находил в этом нечто свое. Когда Вика заметила это, она также стала ближе ко мне: мы гуляли, держась за руки, я трогал ее плечи и даже с некоторой опаской прикасался к ее талии, все это очень веселило Вику. Я понял главное — с этой девушкой, не получиться обойтись грубостью похотливого кабана, идущего на пролом. Многие парни, в силу своей самоуверенности, убеждены, что самым роскошным и сексуальным девушкам (речь идет о тех немногих девушках, которые только одним своим видом ярко выделяются на фоне остальных) нравятся исключительно парни в стиле Челентано.

Мне нравилась мысль о том, что в действительности я как раз не был похотливым кабаном, на самом деле, именно это и нужно было Вике. Чтобы завоевать Вику я действовал так, как, казалось бы, должен действовать парень, имеющий цель — хорошенько оттрахать девчонку. Но все оказалось куда проще — я стал самым собой, и Вика не успела оглянуться как стала моей родственной душей. Не успел оглянуться я сам, как Вика уже уверенно расстегивала мой пояс, а ее соски буквально ломились сквозь натянутую ткань майки.

После учебы в университете, мы с Викой нашли наше первое совместное жилье, это была комната в коммуналке химиков. Жилье было скромным, но главное — дешевым и близким по расположению к работе. Я очень хорошо запомнил самый первый день, когда мы с Викой только вселялись в этот дом. Это было семиэтажное здание, с одним единственным подъездом и длинным коридором на каждом этаже. Первое на что я обратил внимание — это окна в подвал, они были частично заколочены досками, а частично просто затянуты мешковиной тканью, из подвала доносился однообразный гулкий стук, как если бы кто-то лупил кувалдой по металлу. Я даже приостановился у одного из «окон» пытаясь понять не будет ли нам мешать этот шум в дальнейшем, но Вика опередила мои мысли:

— Кирилл, не переживай, у нас все-равно шестой этаж, чтобы они не вытворяли в подвале, для нас это будет уже не важно. — и мы прошли в подъезд дома.

На входе нас встретила крошечная старушка, мало того, что эта бабушка была сама по себе маленького роста, так еще ее спина была изогнута некой старческой болезнью, что ее внешний вид больше напоминал букву Г. До нашего появления, она старательно подметала пол коридора таким коротким веником, что я даже не сразу понял, что это веник приняв его за малярную кисть.

Увидев новых поселенцев, бабушка поздоровалась, и провела нас к «Окну дежурного». Но там никого не оказалось. Тогда бабушка велела нам немного подождать, а сама пошла искать дежурного. В этот момент я обратил внимание, на рабочий стол этого самого дежурного. Стол был грязный как у позабывшего о гигиене слесаря, на нем лежали разбросанные и сильно изгрызенные зубами карандаши и шариковые ручки. А с краю, возле торшера стояло чучело какого-то животного. Это чучело было настолько неумело изготовлено, что я не сразу признал в нем бывшего кота. Но не успел я продолжить свой обзор вещей дежурного, как услышал голос старушки, она была на лестнице и приоткрыв дверь в подвал громко закричала тому, кто все это время там работал, звонко стуча чем-то тяжелым:

— Гига, мальчик мой, к тебе пришли ребята! — после этих слов, в подвале резко воцарилась тишина, на бетонный пол упало что-то металлическое и послышались приближающиеся шаги.

— Гига? — мы с Викой переглянулись.

— Может быть ГИГА — это Генеральный Исполнительный... — предположила Вика и тут же запуталась в своем предположении.

Некий Гига, появился через минуту. Стоит отметить, что этот человек, был огромного роста, не как не меньше двух метров, его большое тело ужасно сочеталось с маленькой лысоватой головой по форме большое похожей на характерную голову младенца. На нем были широкие джинсы с подтяжками, а на ступнях гигантские шлепки, которые оглушительно шлепали при каждом его шаге — шлёп, шлёп, шлёп.

Подойдя к нам ближе и усевшись за стол дежурного, я увидел, что Гига был весь в крупном поту, а из края рта стекала струйка мутноватой слюны. Взяв изувеченный карандаш в кулак, Гига записал нас в журнал новых жителей и не проронив ни единого слова выдал нам ключи от комнаты. Вообще его молчаливость меня слегка насторожила, кроме периодического шумного сопения носом я ничего от него не услышал и мне это не нравилось. Все происходящее здесь мне казалось невероятно странным. Если по моему лицу определенно можно было прочесть глубокую озабоченность, то это совсем не относилось к Вике. Она отнеслась к этой «махине» с детской головой, как к ребенку. Она, улыбаясь, демонстративно медленно и по-доброму произнесла: «Большое тебе спасибо Гига!».

Когда мы поднимались с Викой по лестнице на свой этаж, я обратил внимание, что стены на лестничной клетке были увешены детскими рисунками, вставленными в простые деревянные рамки из тонкой древесины. Разноцветными карандашами на каждой из импровизированных картин были изображены животные: корова, жираф, овца... Мне показалось странным, что все животные были подписаны женскими именами и выглядело это следующим образом: Корова-Лена, Жираф-Марина, Овца-Галя. Единственное на что я не сразу обратил внимание — это то, что все картины были подписаны художником, на них значилось корявыми буквами «Гига».

Остаток дня мы занимались обустройством нашего нового жилья. В нашей комнате был старый телевизор, он отказался включаться, и мы решили перенести его в общую ...

 Читать дальше →
Показать комментарии (2)

Последние рассказы автора

наверх