Карьера. Книга 4. Часть 1

  1. Карьера. Книга 1. Часть 2
  2. Карьера. Книга 1. Часть 3
  3. Карьера. Книга 1. Часть 4
  4. Карьера. Книга 2
  5. Карьера. Книга 3
  6. Карьера. Книга 4. Часть 1
  7. Карьера. Книга 4. Часть 2
  8. Карьера. Книга 4. Часть 3

Страница: 1 из 5

Иван Николаевич.

Сегодня Иван Николаевич с семьей вернулся домой. Его верный друг позаботился, чтобы родной дом встретил их теплом и любовью. Всё вычистил здесь, вымыл, подкрасил, где надо, кажется, даже заменил некоторую мебель. Вон стулья новые... Такие же, только новые. Иван даже не сразу это понял. Просто когда присел на один из них, вспомнил, что его стулья слегка шатались и выдавали едва слышимый скрип, а этот ничего — держится крепко. Шторы тоже были другие, хотя того же цвета.

— Наверное, совсем полиняли за время нашего отсутствия, — подумал Иван.

Рита тоже все это заметила. Её умилила такая забота друга семьи, и она украдкой вытирала слёзы. Иван подошел к жене и нежно обнял.

— Вот мы и дома, любимая, — сказал. — Спасибо тебе, что помогла вернуться сюда.

— И тебе спасибо, что вернулся со мной. Без тебя мне этот дом был бы не нужен. Наверное, ничто мне было бы не нужно.

Вечером пришел Александр со своей молодой женой Светой. Иван очень ждал встречи с ним. Дело в том, что Александр ошибся, говоря Светлане, что они с Иваном оказались стопроцентными гетеросексуалами. На самом деле чувства Ивана к Саше сильно отличались от того, что чувствовал Саша. Всё это время Иван очень скучал по нему. Сначала ему казалось, что он не сможет выдержать разлуку с другом, потом боялся, что теряет свою любовь к нему, а теперь ему было даже интересно, что он почувствует, увидев Александра. И то, что почувствовал Иван, ему очень понравилось. Не было больше сумасшедшей страсти, что горела в нем так долго, не было страха, что теперь они будут в других отношениях. Была лишь радость от встречи, было приятно видеть счастливое лицо Саши, почувствовать его крепкое рукопожатие...

Да, между ними сейчас не было страсти, не было любви, но была дружба, взаимопонимание, преданность. А любовь и страсть теперь они оба дарили своим женам. Так и должно быть. Так заведено самой природой, что ты должен принадлежать противоположному полу. А то, что ты сумел найти в своей жизни родственную душу, лишь свидетельствует о твоем двойном счастье.

После ужина дети разошлись по своим комнатам, ведь у них были уже свои планы на вечер, а Иван Николаевич сказал:

— Ну что, девчонки, разрешите нам отойти и пошептаться наедине?

— Да идите уже, — засмеялась Рита. — Я вообще удивляюсь, что вы столько выдержали.

— Замечательные у нас жены, — подмигнул Иван Саше. — Другие давно бы запретили нам дружбу водить, а наши отпускают и даже не кривятся.

— Естественно! Они же у нас самые лучшие в мире, — поддержал Александр комплимент женам.

Когда за ними закрылась дверь кабинета, Иван внимательно посмотрел в глаза Саше. Он так много хотел сказать, так много хотел спросить у друга, но вместо этого только тихонько выдохнул:

— Привет, друг мой!

Он всегда так здоровался с Александром, особенно когда они оставались наедине, и он мог сказать это с особой интонацией, вкладывая в эти три слова все свои чувства.

— Привет, — ответил Саша.

Они крепко обнялись. На какое-то мгновение Ивану показалось, что ничего не изменилось, что он, как и раньше, любит Сашу, что сейчас ему захочется того же, что и всегда — чтобы Саша целовал его, ласкал, любил... , но ничего такого не случилось. Ему теперь достаточно было просто посидеть с другом и поболтать.

— Садись рядом, поговорим, вспомним старые времена, — предложил Иван.

— А что их вспоминать? Они и так никогда не забывались, — ответил Саша.

Посидели, помолчали.

— Я рад, что ты вернулся, — сказал через некоторое время Александр.

— И я рад...

— Когда вернёшься на работу?

— Скоро... Но давай об этом потом. Лучше расскажи как вы здесь живете.

— Нормально. А теперь, когда ты вернулся, будет хорошо.

И вот гости ушли. Жена тоже сказала, что устала, потому идет спать, но Иван решил еще немножко посидеть, подумать...

Он вышел на веранду, вдохнул полной грудью прохладный вечерний воздух и подумал, что очень счастлив. Мужчина ощущал это настолько остро, что, невзирая на усталость, про сон не хотелось и думать. Как вообще можно спать, если жизнь прекрасна! Будто юность вернулась к Ивану. Только в юности тебе не спится, потому что чувства переполняют грудь, мечты бьют неиссякаемым родником, а ты уверен, что в твоей жизни все еще впереди.

Сегодняшние ощущения были очень похожи. Иван сел в своё любимое кресло-качалку, о котором Саша тоже не забыл, и начал вспоминать. Если бы ему вдруг захотелось написать мемуары, то он даже знал, что вошло бы в его книгу. Но он никогда её не напишет. Не хватит смелости рассказать о себе всю правду людям, которые думают о нём намного лучше, чем он есть на самом деле. Но себе он мог сознаться. Потому и начал рассказ себе, чтобы подвести черту под одним этапом своей жизни, переходя в другой.

Это теперь он Иван Николаевич, отец семейства, уважаемый человек, хозяин большой компании. Только его история началась много лет тому назад. Так много, что просто хочется начать её, будто сказку.

Глава 1. С чего всё начиналось...

Когда-то очень давно, когда ещё существовала такая страна, как Советский Союз, жили в одном дворе одного обыкновенного города два мальчика Вани. Ходили в одну школу, сидели за одной партой. Только один был чернявый, а другой наоборот — беленький. Вот так и закрепились за ними клички Ваня Черный (это тот, что теперь стал Иваном Николаевичем) и Ваня Белый. Иногда, для прикола, чернявого называли блондином, а блондина брюнетом, но друзья никогда не путали о ком идет речь, потому что, как и внешне они были полными противоположностями, так и характеры у них были абсолютно разные. Ваня Черный был заводным весёлым парнишкой с неиссякаемой фантазией на всякие шалости. Такой себе неформальный лидер во дворе. Частенько он Ваню Белого, послушного тихого мальчика, подбивал на всякие преступления, типа запустить кошку в окно дяде Васе, что жил на первом этаже, или стащить из балкона соседа лыжи, что так непредусмотрительно были выставлены слишком близко к окну Вани Белого и давали возможность дотянуться до них.

Но даже эти шалости не мешали мальчикам относиться к числу хороших и старательных учеников. И длилось это приблизительно до класса восьмого, пока гормоны не начали крышу срывать. Послушный и тихий Ваня Белый превратился в местного Казанову, как называли его друзья. Девочки за ним просто табуном ходили. Ваня Черный пытался не отстать, но, как говорится, был в разных весовых категориях с другом. Первому повезло родиться в семье директора универмага, а другому только в простой семье простого прораба. У блондина и джинсы появились, и другие модные вещи, на переменках он девчонкам жвачки дарил, разные заколочки. А чёрненький ходил в обыкновенной одежде из магазина, а о жвачке мечтал так же, как и девчонки. Только такая колоссальная разница в материальном достатке не смогла помешать дружбе между парнишками.

Однажды беленький пригласил к себе друга и продемонстрировал чудо зарубежной техники — видеомагнитофон. В средине восьмидесятых, когда даже не в каждой квартире имелся цветной телевизор, видеомагнитофон вообще был пределом мечтаний. Со знанием дела Ваня Белый включил видик, вставил кассету — и, о чудо! они смотрят «Тома и Джерри». Ох и здорово было смеяться друзьям над невезучим котом, которому всегда доставалось от изобретательной мышки.

Именно с этого дня любимым занятием двух Иванов стало после школы посмотреть часок другой, пока родители на работе, какой-нибудь фильм. Тем более, что коллекция видеокассет регулярно обновлялась.

А однажды Ваня Белый сказал другу, что Черный обязательно сегодня должен прийти к нему. Он ему ТАКОЕ покажет! К концу уроков оба сидели как на иголках. Даже не остались на классное собрание, а бегом кинулись домой. И действительно, оно того стоило!

Вчера, когда Ваня искал на антресолях свою зимнюю шапку, увидел стопку видеокассет. «Чего они здесь?» — подумал он. Хотел ...

 Читать дальше →
Показать комментарии

Последние рассказы автора

наверх