Ебипетский папирус. Часть 4

  1. Ебипетский папирус. Часть 1
  2. Ебипетский папирус. Часть 2
  3. Ебипетский папирус. Часть 4
  4. Ебипетский папирус. Часть 6
  5. Ебипетский папирус. Часть седьмая
  6. Ебипетский папирус. Часть восьмая
  7. Ебипетский папирус. Часть девятая
  8. Ебипетский папирус. Часть десятая

Страница: 1 из 6

{♂ 13 ♀}

Так и жила с любовниками. В квартиру Славы даже принесла своё белье — на запас, если при внезапных порывах страсти пачкалось. Грязные трусики, лифчики запихивала в пакетик и в сумку.

Научилась определять ебливых кобелей...

— Ой. Как будто не ебливые есть. Я вас умоляю. — Вставила тётка.

... Стоя, наклонялась вперёд, как бы подписывая документ. А затем резко поднимала глаза. Если мужик не трус, то не отведёт взгляда от выреза в декольте, в котором аппетитно уложенные в полупрозрачный бюстгальтер груди, манили взор. Слабаки обычно прятали глаза — значит и в любовники они не годились. Всё будут озираться, не идут ли их супружницы.

Ещё один определитель мужской силы — вздутые вены на руках. Если они ярко выражены, значит, сердце мощное, загоняет кровь по всем сосудам, а член — это самый ёмкий сосуд в мужском теле. В три-четыре раза увеличивается при эрекции.

Летом поехали с Васькой на курорт, путёвку без проблем выдали на двоих. Блядей на тех курортах я вам скажу! Не меряно.

— И ты туда же заявилась. — Сказала мама.

— Ага! И я ещё приехала! Ха-ха! Не-а, я не блядь. Я честная давалка. Ха-ха-ха.

Как-то лежу на шезлонге. Загораю. На бугорки и приличные бугры, торчащие из плавок мужчин, смотрю, оцениваю. Стараюсь сдерживать волну возбуждения. Васька пошёл в море. Но что-то не возвращается. Я волноваться стала. Уж не утонул ли? От сердца отлегло, когда увидела его выходящим из сарая с катамаранами. Ещё сильнее полегчало от вида выходящей оттуда же дамы. «Как не глубока её лагуна, муженёк умеет в таких влагоёмах плавать»!

Взбучку ему дать даже не думала, зачем портить отпускное настроение. Ведь у меня самой личико в пушку. Потом меня трахает, а в мыслях с этой шлюшкой находится. У меня такие мысли были часто: то Антона, то Славика представляю. Да вы, сучки, тоже практикуете ментальную мастурбацию, более чем уверена. От этого лучше эрекция, более утолщённый член загоняют мужики. Точно ведь, в номере мы каждый день совокуплялись, секс был на высоте. Пару раз замечала, как он из другого корпуса выходил, где жила сучка молодая. Я только улыбалась, глядя на его блаженную мордочку, поглаживая ладошкой по щеке.

За день до отъезда говорю ему, что надо фруктов, ягод набрать. Муженёк отнекался будто потянул лодыжку. Пришлось самой идти в город за гостинцами с юга. В одном переулке, местные парни затащили меня в подсобку магазина. Придушили.

— Не сопротивляйся. Получай удовольствие, а то в жопу отъебём и задушим.

Испугалась капитально. Даже не знаю, за что более испугалась — за жопу или жизнь! Ха-ха! Один разложил меня на столике, держит, второй начал насильничать. Кричу: «Больно! Вы хоть смажьте, чем-нибудь, ироды». Плюнул стервец мне на гениталии смачно и вошёл. «Болт» наверно... вот с эту бутылку!

Второй отпустил меня и сует мне залупу в рот. Грязную, тоже не хилого размера, вонючую залупу. Чуть не вырвала. Но от большого члена, который кочегарил мою топку вошла в раж. Уже подмахивала вовсю. И стонала. Сама ухватилась за член второго и принялась яростно сосать. Раз отключилась от кайфа. Очнулась, а меня всё сношают. Два отключилась, а они всё дерут. Первый кончил мне на пузо. Пристроился второй и тоже кончил на живот.

— Я бы сама разделась перед такими молодцами, — сказала, натягивая трусики, после того как обтёрлась носовым платком, смоченным водой из бутылки, — не надо было следы на шее оставлять, что теперь мужу скажу?

— Скажи правду, мол, душили, но отбилась и убежала. О сексе можешь не говорить, на своё усмотрение. Давай мы тебе пару корзин ягод, фруктов соберём. Для такой хорошей женщины не жалко.

— Сарафан помяли, следы оставили. Вы думаете, одними ягодками отделаетесь? Где мы можем нормально полюбовничать? Или вы «нормально» не можете? Только насильно?

— Вах! Какая женщина! Пойдём на второй этаж, там душ есть, кровать большая.

Люблю иметь дело с чистоплотными людьми и сама чуть, что, сразу гигиену навожу. Ополоснулась, парней заставила вычиститься. Вино из местных сортов винограда, которым любезно угостили молодые люди, расслабило мои разум и тело.

Попросив только не тыкать в анус, мол, у меня проблемы с кишечником, дозволила парням пользовать мои рот и влагалище для их фантазий. Оторвала душу с ними, бабоньки! Как дорвавшаяся до дармовщины торговка, хватала дубины парней, сама запихивала во влагалище. Повспоминала все случаи, когда Вася не доёб. Когда Борька раздраконит и умотает. Вкусила сперму каждого из молодых парней — слегка отличающиеся по вкусу, выделения, отдавали виноградным ароматом. Член Гоги не влезал в мой рот, поэтому я облизывала только головку, наслаждаясь фрикциями Вано, забивающим свой пятисантиметровый по толщине фалдус в мою разомлевшую вагину. Все знания в своей сексуальной патологии применила. Сама порадовалась, парней ублажила. И если бы позволяли приличия — шла бы пешком, голая, измазанная спермой — смотрите, люди, вот идёт полностью удовлетворённая сучка. Но... В санаторий возвращалась на ногах в раскорячку, довольн-ая-я-я.

Ваське сказала, как было (не всё конечно, только о самом факте), потому, что побоялась, вдруг подцепила, чего-нибудь. Чтобы не лез, пока не проверюсь.

— Сам тоже проверься, видела я, как ты выходил из сарая с молодкой. Небось, здесь остался, чтобы поебаться с ней на прощание? Распрощался? Доволен? Ну и я тоже не в претензиях. Извини за грубость.

Он аж заикаться стал от такого моего козыря.

Парни меня заразили. Ничего страшного — уреаплазмоз. Курсом антибиотиков вылечилась. И это всего одно наказание за всю жизнь.

{♂ 14 ♀}

{1}

После возвращения с курорта, где муж имел связь с блондинкой, она позвонила нам домой и требовала дать развод Ваське, потому что залетела от него. Рассорилась я с ним в тот вечер. Мальчишек отправила к родителям мужа, чтобы не слышали нашу ссору. Наговорила ему сгоряча всяких гадостей. Затем логически рассудив, что дальнейшая ссора приведёт к разрыву — дети останутся без отца, которого они любят. Без меня они тоже жить не хотят. Попросила у него прощения за грубые слова, вылетевшие в его адрес. Сказала, что не была готова к такому повороту. Что думала о приятном этапе, а этот звонок испортил настроение.

— О чем же таком приятном ты думала?

Шелестя, открылась та самая страница из книги судеб. Внимательно, с расстановкой ударений и знаков препинаний, читаю вслух абзац за абзацем:

— Об Антоне Сергеевиче... , любовнике... ! После встречи, с которым, наша с тобой жизнь пошла по другому пути...

Как на духу, рассказала об своих изменах. Всё-всё. О датах, о встречах с другими мужчинами. Что постоянными членами моего кружка является он, на правах супруга, Антон на правах Пигмалиона, и Славик в статусе молодого жеребца.

Вася тоже рассказал о своих похождениях. Поведал о первой измене, когда я была беременна старшим. Затем все больше жаждал перемен: «Ты же знаешь, что даже самая благоприятная погода, царящая в Эдеме, надоедает, хочется сибирского мороза, зноя пустыни, ливня сравнимого с вселенским потопом. Но мысли покинуть тебя и уйти к другой женщине, никогда не приходили. Потому что был уверен, что, в конце концов, и новая жена приестся. А эта блондинка так похожа на тебя в юности, что в первый же день её появления соблазнился». Постоянных «кружков» для его члена не было: «Не встретилась ещё соперница тебе»!

Сказал, что догадывался о моём адюльтере. Уж больно внезапно я расцвела после рутины домашнего существования. И карьера моя стала меняться с ужасающей скоростью.

— После восьми лет ожидания квартиры — бац, и мы в трёшке, хотя в очереди были во втором десятке и могли рассчитывать только на двухкомнатную. Бригадирство твоё уникальное. Внезапная тяга к образованию. Я даже стал побаиваться, что ты покинешь меня, посчитав недостойным.

— Я же не падаль, какая-то, чтобы разрушить идиллию нашей жизни. Можешь считать меня, блядью, проституткой,...

 Читать дальше →
Показать комментарии (2)

Последние рассказы автора

наверх