Фрагменты ярких юношеских воспоминаний. Часть 1

Страница: 1 из 8

Часть 1. «Плановая медкомиссия» в воeнкомате.

И вот — я снова в «предбаннике» военкоматской призывной комиссии...

Девчушка на входных дверях, вызывает ребят по двое, с обязательным требованием полной наготы. Никаких плавок, спортивных трусиков и даже «мини-геек»...

Пара ребятишек решивших схитрить, уговаривают медсестричку пропустить их, одетых всего лишь в узкие плавочки... Сестричка непреклонна и снова и снова возвращает «хитрожопых» обратно, пропуская лишь полностью раздетых...

Загорелые физически развитые и рослые парни — они явно были друзьями, даже одеты они были в одинаковые плавки, едва прикрывающие спереди причинные места! Наступил волнующий для меня момент.

Оба парнишки нехотя отошли от неприступной «стражницы»

и находились лицом ко мне, когда им пришлось стащить с себя свои красиво скроенные трусики — и это произошло почти одновременно...

Впервые в жизни я видел столь близко оголенные мужские части, обычно прикрытые материей! Причем у двоих взрослых пацанов сразу!

Два сморщенных от тесноты спортивных плавочек юношеских члена начали постепенно расправляться на свободе, складочки кожи на их головках разглаживались, давая возможность притоку свежей крови к увеличивающимся на глазах половым органам...

Глядя с расстояния всего 30—40 сантиметров я уже не мог сдержать собственного волнения и возбуждения при наблюдении столь интимной картины. А члены их отличались как по форме, так и по размерам...

У одного — это был прямой, достаточно длинный и ровный, не испещренный венами и сосудами белокожий орган с головкой, плотно прикрытой кожицей, суживающейся книзу в виде горлышка бутылки...

У второго — как бы в контраст первому — был бугристый, слегка изогнутый кверху, мощный кривовато-смуглый отросток, сверкающий обнаженной более чем наполовину грибообразной головкой, мокроватой от смазки...

Эта крупная головка похоже не омывалась некоторое время и мне даже почудилось, что она излучала специфический неподмытый запашок полуразложившихся от времени выделений...

Когда парни окончательно стянули последний оплот прикрытия наготы, и согнувшись переступали с ноги на ногу, чтобы освободиться от трусиков — мне были хорошо видны их свободно болтающиеся яички, покрытые пушком волос, в то время как члены их продолжали наполняться молодой горячей кровью, неудержимо пульсировали, раскачивались и увеличивались в полный размер...

Они оба не могли удержать активную эрекцию, не поддающуюся воле

хозяев и глядя на них, я с ужасом чувствовал, как распрямляется и твердеет «мой собственный друг» в трусах, не в силах сопротивляться эротическим мыслям и чувству стыда и срама от вынужденности и неотвратимости для меня точно такой же ситуации, в которой только что оказались столь симпатичные молодые ребята...

Мне пришлось некоторым усилием воли сдерживать свою буйную фантазию и появившееся неудержимое желание прикоснуться, помять, ощутить своими руками человеческое тепло их волосистых мошонок, покатать между пальцами упругие «мужские шарики», обнажить окончательно розоватые головки, сдвинув нежную кожицу назад и вызвать усиленный приступ эрекции...

Я ощутил кожей лица легкое дуновение от присутствия и близкого движения их теплых гибких молодых тел, я слышал «шорох» светло-золотистой лобковой растительности под их пальцами при инстинктивном прикосновении к своим гениталиям, в попытке прикрыть наготу...

В трусах у меня помокрело от возбуждения...

Я знал, что сейчас из кончика моего члена сочится смазка, предшествующая выбросу спермы. Все пульсировало внизу моего живота, еще немножко — и я просто не совладаю с собой и выстрелю сексуальным зарядом, накопившимся за ночь и утро!... Сверкая голыми незагорелыми ягодицами, парни пошли к дверям, прикрывая свой срам

ладошками...

Я же сидел ни жив ни мертв от сознания беспомощности перед своим торчащим, словно ствол орудия, собственным органом и понимая, что через несколько секунд настанет мой черед трясти свободно болтающимися гениталиями на пути в кабинеты для обследования...

И оказаться с первых же секунд в стыдном положении «повышенной половой готовности» перед посторонними стало бы для меня мучительно и невыносимо...

К счастью, с уходом обнаженных ребят, волна возбуждения начала спадать и я смог наконец усилием воли обуздать и ослабить приток крови к моему непослушному члену.

Пришла пора встать с насиженного места, стянуть свои узенькие трусы, и полностью обнажиться в готовности по первому требованию миновать наконец эту таинственную дверь с молоденькой медсестричкой на страже... Узнать наконец, что же ожидает любого из парней, проникшего внутрь, без единого постороннего предмета на голом теле — в чем мама родила — для дальнейшего прохождения скрупулезного освидетельствования...

Ослабевший член, по крайней мере уже не стоял колом, а значительно помягчел — просто свисал полуобнаженной налитой теплой кровью розовой головкой с капелькой прозрачной жидкости в отверстии ее, и словно глазом разглядывал открывшийся внезапно мир света и находящихся рядом ровесников, несомненно сравнивающих собственное развитие с моим...

А то что юноши в моем возрасте весьма ревнивы в отношении половой развитости я знал вполне определенно, имея уже опыт переодевания в спортивных раздевалках, когда с появлением новичка, все «бывалые ребята» начинали пристально рассматривать каждую мелочь анатомического строения новенького, а порой и комментировать явные различия от «стандарта». Горе тому пацану, у которого оказывался, к примеру, недоразвитый членик или недостаточное оволосение промежности!

Начиная с момента обнаружения данного факта — мальчишка становился объектом иронии и насмешек со стороны безжалостных в своем юношеском максимализме сверстников!

Я всегда втайне радовался тому и даже гордился, что природа не обделила меня в интимной сфере и у меня к 18 годам сформировался вполне мужской тип гениталий с легко возбудимым 18 сантиметровым членом, пропорционально развитой головкой и мохнатыми упругими яичками... В спокойном состоянии мой орган и мошонка не выделялись никакими особыми отличиями от множества таких же подобных у других ребят... Так что мое тело вобщем не представляло особого интереса для одноклассников и партнеров по спортивной команде.

Вот почему здесь и сейчас, никто и не обратил на меня излишнего внимания, хотя конечно во время преодоления дистанции до заветной двери мне пришлось ощутить на себе взоры 8—10 пар любопытных мальчишеских глаз...

Я был морально готов к этому, когда вслед мне раздался не то смешок, не то ироническая фраза, что мол трудновато наверное будет ему ходить перед молоденькими медсестрами раздетым и концентрировать внимание на том, чтобы «не встало»...

Видимо все же мой член на полувзводе привлек-таки внимание одного из таких же как я вызванных по повестке, ожидающего своей участи и от вынужденного безделья вслух обсуждающего «достоинства» проходящих мимо, на испытания, своих собратьев по несчастью...

Итак, поскольку призывников вызывали попарно, снова приоткрылась дверь и медсестричка проговорила уже привычную для всех фразу:

 — «Двое, без трусов!...»

Настал «момент истины» и мне предстояло узнать таинственную обстановку за столь тщательно охраняемой дверью... Неожиданно для меня, тоже успев вовремя раздеться донага, из толпы пригнанных на медкомиссию, вынырнул знакомый мне парень — Толик Кузьменко.

В прошлом году мы вместе заканчивали в одну школу, только учились в параллельных классах.

Толян дружественно успел протянуть мне руку для приветствия, открыв на время для всеобщего обозрения «прикрытие» известного места.

Мы поздоровались на ходу, успев осмотреть друг дружку оценивающими взглядами. Наш совместный путь продолжался еще несколько шагов, которые мы преодолели в полном неведении о предстоящих ...

 Читать дальше →
Показать комментарии

Последние рассказы автора

наверх